Регистрация | Последние сообщения | Персональный список | Поиск | Настройка конференции | Личные данные | Правила конференции | Список участников | Top 64 | Статистика раздела | faq | Что нового v.2.3 | Чат
Skunk Forum - Техника, Наука, Общество » Флейм »
Историчность эпоса.

Версия для печати (настроить)

Новая тема | Написать ответ

Подписаться

Автор Тема:   Историчность эпоса.
Anaitis
Moderator

Сообщений: 1733
Регистрация: Июнь 2001

написано 16 Июня 2004 13:58ИнфоПравкаОтветитьIP

Тема навеяна фильмами "Троя" и "Елена Троянская"

цитата:
Один из греков с самым серьезным видом - чтобы было забавнее - доказывал, что 'на самом деле' все должно было быть иначе: Елена не была похищена и Троя не была взята. Этого грека звали Дион Златоуст. Он жил уже во времена Римской империи. Он был странствующим философом и оратором: разъезжал по греческим городам и произносил речи на самые разнообразные темы. Он был умный человек и, как мы увидим, не лишенный чувства юмора. Эту свою речь он произнес перед жителями Трои. Да, Трои: на месте легендарной столицы царя Приама через несколько веков был построен греческий городок. Он был маленький и захудалый, но гордо носил свое славное имя. Итак, слово предоставляется философу Диону по прозвищу Златоуст.

"Друзья мои троянцы, человека легко обманывать, трудно учить, а еще трудней - переучивать. Гомер своим рассказом о Троянской войне обманывал человечество почти тысячу лет. Я докажу это с совершенной убедительностью; и все-таки я предчувствую, что вы не захотите мне поверить. Жаль! Когда мне не хотят верить аргосцы, это понятно: я отнимаю у их предков славу победы над Троей. Но когда мне не хотят верить троянцы, это обидно: им же должно быть приятно, что я восстанавливаю честь их предков-победителей. Что делать! Люди падки до славы - даже когда она дурная. Люди не хотят быть, но любят слыть страдальцами.

Может быть, мне скажут, что такой великий поэт, как Гомер, не мог быть обманщиком? Напротив! Гомер был слепым нищим-певцом, он бродил по Греции, пел свои песни на пирах перед греческими князьями и питался их подаянием. И, конечно, все, о чем он пел, он перетолковывал так, чтобы это было приятнее его слушателям. Да и то ведь - заметьте! - он описывает лишь один эпизод войны, от гнева Ахилла до смерти Гектора. Описать такие бредни, как похищение Елены или разорение Трои, - на это даже у него не хватило духу. Это сделали обманутые им более поздние поэты.

Как же все было на самом деле? Давайте посмотрим на историю Троянской войны: что в ней правдоподобно, а что нет.

Нам говорят, что у спартанской царевны Елены Прекрасной было много женихов; она выбрала из них Менелая и стала его женой; но прошло несколько лет, в Спарту приехал троянский царевич Парис, обольстил ее, похитил и увез в Трою; Менелай и остальные бывшие женихи Елены двинулись походом на Трою, и так началась война. Правдоподобно ли это? Нет! Неужели чужеземец, приезжий мог так легко увлечь за собой греческую царицу? Неужели муж. отец, братья так плохо следили за Еленой, что позволили ее похитить? Неужели троянцы, увидев у своих стен греческое войско, не захотели выдать Елену, а предпочли долгую и погибельную войну? Допустим, их склонил на это Парис. Но ведь потом Парис погиб, а троянцы все-таки не выдали Елену - она стала женой его брата Деифоба. Нет, скорее всего, все было иначе. Действительно, у Елены было много женихов. И одним из этих женихов был Парис. Что было за душой у греческих вождей, сватавшихся к Елене? Клочок земли да громкое звание царя. А Парис был царевичем Трои, а Троя владела почти всей Азией, а в Азии были несметные богатства. Что же удивительного, что родители Елены предпочли всем грекам-женихам троянца Париса? Елену выдали за Париса, и он увез ее в Трою как законную жену. Греки, конечно, были недовольны: во-первых, было обидно, во-вторых, уплывало из рук богатое приданое, в-третьих, было опасно, что могучая Троя начинает вмешиваться в греческие дела. Оскорбленные женихи (конечно, каждый был оскорблен за себя; за обиду одного лишь Менелая они бы и пальцем не шевельнули!) двинулись походом на Трою и потребовали выдачи Елены. Троянцы отказались, потому что они знали: правда на их стороне и боги будут за них. Тогда началась война.

Теперь подумаем: велико ли было греческое войско под Троей? Конечно, нет: много ли народу увезешь на кораблях за тридевять земель? Это был, так сказать, небольшой десантный отряд, достаточный, чтобы грабить окрестные берега, но недостаточный, чтобы взять город. И действительно: девять лет стоят греки под Троей, но ни о каких победах и подвигах мы ничего не слышим. Вот разве что Ахилл убивает троянского мальчика-царевича Троила, когда тот выходит к ручью за водой. Хорош подвиг - могучий герой убивает мальчишку! И разве не видно из этого рассказа, как слабы в действительности были греки: даже мальчик, царский сын, безбоязненно выходит по воду за городские ворота.

Но вот приходит десятый год войны - начинается действие 'Илиады' Гомера. С чего оно начинается? Лучший греческий герой Ахилл ссорится с главным греческим вождем Агамемноном; Агамемнон созывает войско на сходку, и оказывается, что войско так и рвется бросить осаду и пуститься в обратный путь. Что ж, это вполне правдоподобно: ссоры начальников и ропот солдат - самое естественное дело на десятом году неудачной войны. Затем троянцы наступают, теснят греков, отбрасывают их к самому лагерю, потом к самым кораблям, - что ж, и это правдоподобно, даже Гомер не смог здесь извратить действительного хода событий. Правда, он старается отвлечь внимание читателя описанием поединков Менелая с Парисом, Аякса с Гектором - поединков, доблестно закончившихся вничью. Но ведь это известный прием: когда на войне дела плохи и армия отступает, то в донесениях всегда кратенько, мимоходом пишут об отступлении, а зато очень пространно - о каком-нибудь подвиге такого-то и такого-то удалого солдата.

Теперь - самое главное. Слушайте внимательно, друзья мои троянцы: я буду перечислять только факты, а вы сами судите, какое их толкование убедительней. В первый день троянского натиска Ахилл не участвует в бою: он еще сердит на Агамемнона. Но вот во второй день навстречу троянцам выходит могучий греческий герой в доспехах Ахилла. Он храбро сражается, убивает нескольких троянских воинов, а потом сходится с Гектором и гибнет. В знак победы Гектор снимает и уносит его доспехи. Кто был этот воин в доспехах Ахилла? Каждому понятно, это был сам Ахилл, это он выступил на помощь своим, и это он погиб от руки Гектора. Но грекам обидно было это признать - и вот Гомер изобретает самую фантастическую из своих выдумок. Он говорит: в доспехах был не Ахилл, а его друг Патрокл; Гектор убил Патрокла, а Ахилл на следующий день вышел на бой и отомстил за друга, убив Гектора. Но кто же поверит, чтобы Ахилл послал своего лучшего друга на верную смерть? Кто поверит, что Патрокл пал в бою, когда курганы всех героев Троянской войны до сих пор стоят недалеко от Трои, а кургана Патрокла среди них нет? Наконец, кто поверит, что сам Гефест ковал для Ахилла новые доспехи, что сама Афина помогала Ахиллу убить Гектора, а вокруг бились друг с другом остальные боги - кто за греков, кто за троянцев? Все это детские сказки!

Итак, Ахилл погиб, сраженный Гектором. После этого дела греков пошли совсем плохо. Между тем к троянцам подходили все новые и новые подкрепления: то Мемнон с эфиопами, то Пенфесилея с амазонками. (А союзники, известное дело, помогают только тем, кто побеждает: если бы троянцы терпели поражения, все бы их давно покинули!) Наконец греки попросили мира. Договорились, что в искупление несправедливой войны они поставят на берегу деревянную статую коня в дар Афине Палладе. Так и сделали, а потом греки отплыли по домам. Что же касается истории о том, будто в деревянном коне сидели лучшие греческие герои и будто отплывшие греки вернулись под покровом ночи, проникли в Трою, овладели ею и разорили ее, - все это настолько неправдоподобно, что даже не нуждается в опровержении. Греки выдумали это, чтобы не так стыдно было возвращаться на родину. А как по-вашему, когда царь Ксеркс, разбитый греками, возвращался к себе в Персию, о чем он объявил своим подданным? Он объявил, что ходил походом на заморское племя греков, разбил их войско при Фермопилах, убил их царя Леонида, разорил их столичный город Афины (и все это была святая правда!), наложил на них дань и возвращается с победою. Вот и все; персы были очень довольны.

Наконец, посмотрим, как вели себя греки и троянцы после войны. Греки отплывают от Трои наспех, в бурную пору года, не все вместе, а порознь: так бывает после поражений и раздоров. А что ждало их на родине? Агамемнон был убит, Диомед - изгнан, у Одиссея женихи разграбили все имущество, - так встречают не победителей, а побежденных. Недаром Менелай на обратном пути столько мешкал в Египте, а Одиссей - по всем концам света: они просто боялись показаться дома после бесславного поражения. А троянцы? Проходит совсем немного времени после мнимого падения Трои - и мы видим, что троянец Эней с друзьями завоевывает Италию, троянец Гелен - Эпир, троянец Антенор - Венецию. Право же, они совсем не похожи на побежденных, а скорее на победителей. И это не выдумка: во всех этих местах до сих пор стоят города, основанные, по преданию, троянскими героями, и среди этих городов - основанный потомками Энея великий Рим.

Вы не верите мне, друзья мои троянцы? Рассказ Гомера кажется вам красивее и интереснее? Что ж, я этого ожидал: выдумка всегда красивее правды. Но подумайте о том, как ужасна война, как неистовы зверства победителей, представьте себе, как Неоптолем убивает старца Приама и малютку Астианакта, как отрывают от алтаря Кассандру, как царевну Поликсену приносят в жертву на могиле Ахилла, - и вы сами согласитесь, что куда лучше тот исход войны, который описал я, куда лучше, что греки так и не взяли Трою!'


(с)Гаспаров, "Занимательная Греция"
ссылка

Вот так всегда - достаточно одного хорошего Поэта и История становится Эпосом.
А если за дело возьмутся два хороших Поэта - и каждый перескажет историю по своему, "правильно" для своего народа? А если Поэта будет три?... о подлинности чаще всего приходится забыть.
Остаются имена, иногда даты. Остается память для потомков.
А есть ли вообще смысл исследовать эпос с точки зрения истории?

Как говорится, сказка ложь, да в ней намек.

Весельчак У
Moderator

Сообщений: 5432
Откуда: Санктъ-Питербурхъ
Регистрация: Декабрь 2000

написано 16 Июня 2004 16:25ИнфоПравкаОтветитьIP

достаточно одного хорошего Поэта и История становится Эпосом.
А если за дело возьмутся два хороших Поэта - и каждый перескажет историю по своему, "правильно" для своего народа? А если Поэта будет три?... о подлинности чаще всего приходится забыть.

Иногда и одного достаточно, чтобы переврать.

Rulla
Member

Сообщений: 245
Откуда: Москва
Регистрация: Январь 2003

написано 16 Июня 2004 18:13ИнфоПравкаОтветитьIP

Интересно скорее то, что само по себе существоание Трои не подтвердилось. Небольшой город с таким названием существал в эллинистическое и римское время. Но раскопки показали, что в времена ахейцев в предполагаемой "трое" проживало максимум 500 человек. Не подтвердилось и то, что II тыс лет до н. э. в Малой Азии вообще был какой-то крупный город.

Вернее всего, Иллиада - некое обопщение о нескольких набегах ахейцев на побережье Фригии. Тем более, что и сам Гомер путался с названием осаждаемого поселка.

Harizma
Member

Сообщений: 1111
Откуда: городок не уступающий Багдаду..
Регистрация: Март 2001

написано 17 Июня 2004 04:49ИнфоПравкаОтветитьIP

Rulla
> Тем более, что и сам Гомер путался с названием осаждаемого поселка.
- Неподражаемо!
(Да, путался, но не отнюдь в расположении, так сказать,
"поселка".. Да и кто сказал, что "это" - не пригород?)

- Нет, я торжественно обещаю, что никогда не буду воспрошать у доктора
Шлимана первоисточника.
- Но буду очень признателен вам, а особенно в той части, что у вас есть свои
реальные гипотезы на счет того, где можно ЕЩЕ найти легендарную Трою.

Но мне актуальней все же наша история.
Посему и отправил свои честную сотню да на подмогу памяти нашей..
Присоединяйтесь!

" В 1185 г. на реке Каяле русские князья попали в плен к половцам. Такой военной катастрофы Русь еще не знала.
Полагали, что Каяла — поэтическое имя (от глагола «каять»). Но в 1929 г. М. Фасмер показал, что по-тюркски kajalu — скалистая.

Весной "же" 2004-го Фонд имени Д.С. Лихачева, студия Артемия Лебедева и «Новая газета» снарядили поисковую экспедицию в Тацинский район Ростовской области…

Для меня это путешествие началось с находки в древнерусском тексте «Слова о полку Игореве» рифм, напоминавших о рифмах Велемира Хлебникова и Маяковского: Святославо — злато слово, богатого — брата моего… Было это в середине 70-х. А этой весной, готовя новую редакцию «Слова...» для петербургского издательства «Вита Нова», я, к собственному изумлению, обнаружил, что и летопись, и сама древнерусская поэма точно указывают место Игорева побоища.
…На Каялу мы поехали вчетвером: Константин Смольников и Владислав Мурашов (оба поисковики), археолог Антон Дубашинский и автор этих строк. Цель — найти место битвы. Средства — три металлоискателя.
На третий день Влад поднял кованое колечко. (Рядом — фрагмент подковы и полоски перетлевшего металла: вероятно, железная обивка деревянного половецкого шлема.) Судя по диаметру, это — звено древнерусской кольчуги. Сбоку оно выглядит как латинская «V». Это значит, когда-то по нему ударили клинком.
Два обрывка такой кольчуги вместе с древнерусскими боевыми топорами, двуручным мечом и наконечниками копий выставлены в музее города Белая Калитва. Это всего в тридцати километрах от нашего места.
А еще мы привезли меч, найденный школьниками у поселка Жирнов. Он — копия белокалитвенского и когда-то тоже был двуручным. Но рукоять переломилась. И на лезвии — следы от вражьих клинков.

Как Игорь попал в плен
Каялу искали и на карте, и на местности. Но из двух дюжин версий ни одна не подтверждена.
В 1939 г. военный историк В.А. Афанасьев предположил, что Каяла — река Быстрая. С деталями предложенного им маршрута ученое сообщество не согласилось, но по инициативе Д.С. Лихачева в Белой Калитве была установлена стела в память Игорева похода.
Автор «Слова…» говорит, что Игорь утопил на дне Каялы русское богатство.
Однако никто почему-то не заметил, что и сам поэт на дне текста скрыл древнерусское имя Каялы, выдав название реки за эпитет: «Тут два брата разлучились на берегу БЫСТРОЙ КАЯЛЫ».
А поскольку русские поселения на Северском Донце близ Быстрой существовали и до половцев, и даже при татарах (и древнее название могло сохраниться), видимо, академик Лихачев все же оказался прав.
«Слово…» и летопись задают жесткие условия поиска: ищем в Поле Половецком на левом берегу Северского Донца и ниже Оскола междуречье Сюурлия и Каялы. В поперечнике оно менее одного дневного перехода. При этом скалистая Каяла — левый приток Северского Донца. И течет она по северному краю «поля безводного», где-то «у Дона Великого».
Быстрая — последний левый приток Донца. Реки к востоку от нее, обтекая каменное плато, впадают в Дон. И на северной границе этого «безводного поля» должно лежать «озеро», по южному берегу которого русские во время решающей битвы пытались пробиться к Северскому Донцу.
Игорь выступил в поход из Новгорода Северского 23 апреля. С ним пошли его брат Всеволод, племянник Святослав Ольгович и сын Владимир. И еще Ольстин с полком черниговских ковуев (это были «свои» тюрки).
Под вечер 1 мая на правом берегу Донца Игорь увидел солнце, «стоящее, как месяц». Солнечное затмение — дурной знак, но Игорь решил продолжать поход.
Перейдя Донец, Игорь по левобережью пошел к Осколу. И двое суток ждал у этой реки идущего из Курска Всеволода.
Сколько шли от Оскола — неизвестно. Но в некую пятницу у Сюурлия встретили половцев. Те пустили через реку «по стреле на русь» и побежали. Их преследовали Святослав, Владимир и Ольстин. А Игорь и Всеволод следовали за ними «помалу».
На Каяле вернулись к ночи передовые части. Игорь предложил отходить, чтобы до рассвета переправиться через Донец. Но Святослав сказал, что его кони отстанут. Следовательно, до Донца было более пяти, но менее двадцати пяти километров.
К утру из степей подоспели ханы Кончак и Гзак.
Ипатьевская летопись: «И тогда все сошли с коней, решив, сражаясь, дойти до реки Донца». Поскольку в Поле пришли по левому берегу Северского Донца, то Донец справа.
Более суток Всеволод с боем вел полки к Донцу. Их отрезали от воды, и ратников мучила жажда. (В «Слове…» эта тема прозвучит дважды!) Но почему, если ты идешь по берегу, нельзя напиться? Подсказка в Лаврентьевской летописи: половцы стрелами не подпускали русских к воде. Значит, Игорево войско шло вдоль обрыва. У Быстрой именно левый берег — скала. Выходит, вечером в пятницу Игорь все же форсировал Каялу.
Переправа через нее стала роковой ошибкой этого похода.
В начале битвы первым из всего войска Игорь был ранен в левую руку. Очевидно, стрелой. Но русские не дрогнули и стали теснить степняков.
На рассвете в воскресенье побежали ковуи.
Как это могло случиться, если половцы шли с трех сторон, а с четвертой был крутой обрыв? Значит, Гзак с Кончаком сменили тактику. Видя, что русские хотят пробиться к Донцу, они пошли на хитрость: расступились, оставляя между собой коридор и создавая иллюзию, что Кончака можно обойти.
И ковуи в эту мышеловку попались.
Раненый Игорь поскакал наперерез беглецам. Он понимал, что если ковуи покинут поле боя, левый фланг брата будет оголен и Гзак сбоку атакует Всеволода. Читаем в «Слове…»: «Игорь полки поворачивает, ибо жаль ему мила брата Всеволода…».
Последнее, что видел схваченный Игорь, — «крепко бьющегося Всеволода».
В пятницу полк Всеволода был на правом фланге. Из обстоятельств пленения Игоря следует, что русская рать, не меняя построения, повернула вправо и полк Всеволода стал авангардом. И если б было по-иному, Игорь, возвращаясь, не смог бы видеть Всеволода.
Когда скала закончилась, измученные жаждой ратники бросились к реке.
Здесь в воскресный полдень Всеволод и дал последний «лютый» бой.

Из «Слова…» песни не выкинешь
В Нижнем Подонцовье на левом берегу излуки Быстрой заканчиваются холмы Донецкого кряжа («О, Русская земля, ты уже за Шеломенем!») и начинается безводная Донская степь. Между Доном, Северским Донцом, Быстрой, Цимлой и Чиром рек нет. А эти обтекают некое обширное плато. Вот почему Ярославна называет это место «безводным полем».
Ниже поселка Жирнов начинается крутая излучина Быстрой. И здесь река разливается в паводок.
Учительница истории Жирновской средней школы Надежда Сулимова сообщила мне, что в школьном музее хранится обломок меча. Был и фрагмент шлема. Но он потерян.
У хутора Исаев обрывистый берег становится низким. Но Исаев — большой поселок. Он существует уже триста лет, и отыскать здесь следы сражения вряд ли возможно.
Значит, начинать надо с «озера».
По словам выросшего в этих местах ростовского геолога Анатолия Орехова, полвека назад подъем воды в Быстрой в марте-апреле был до трех метров. И когда я спросил, где вода и в мае могла стоять «как озеро», он назвал только одно место — от Усть-Халани до Исаева.
…Мы ехали, еще не зная, что древний пейзаж Жирнова и его окрестностей утрачен: каяльские скалы пошли на строительство Волго-Донского канала. Сотни миллионов тонн известняка вывезены. А поскольку известняк используют еще и для очистки стали, частица Каялы сегодня в каждой советской рельсине, в каждом автомобиле или танке.
Легче всего оказалось найти озеро: сегодня здесь сады плодопитомника «Зареченский». Главный экономист Валентина Мамыркина, обведя рукой свои владения, сказала: «Это все на песке!». Сантиметр почвы, а под ней — речной песочек с ракушками.
На горке над «озером» — группа курганов. Два десятка распаханных, четыре — как новенькие. Если сражение Игоря было здесь, то в них похоронены павшие на Каяле.
Почва на левом берегу Быстрой — песок да глина. Под ними — скала. Любой, даже небольшой предмет за восемь веков тут должны были поднять.

Ищем ветра в поле
Подсказка оказалась в старой казачьей песне: «Налетели ветры злые да с восточной стороны…». В донских степях зимой и весной дует сильный восточный (и юго-восточный) ветер. Тут про него говорят: «ветрогон». Или «астраханец». Или «калмыкская пыль».
Под этим ветром мы и работали в поле шесть дней.
Калитва и Быстрая текут с севера на юг. Вот почему, «обходя озеро», Игорь приказал сойти с коней. Ветрогон нёс половецкие стрелы в сторону Игорева войска, и половцы с безопасного расстояния более суток расстреливали русичей. Об этих летящих «от Дона» стрелах в «Слове…» говорится трижды. Вот и Ярославна будет пенять ветру за то, что, мол, он мечет их «на воинов ее мужа».
Коня щитом не прикроешь. Потому-то русские спешились, перегородили поле щитами, а коней повели, видимо, вдоль обрыва. И только Всеволод оставался со своей дружиной на конях. В ближнем бою половецкие стрелы были ему не страшны.

P.S. Спасибо всем, кто нам помогал. Будем готовиться к следующей весне. Надо искать средства, получать «открытый лист» и исследовать усть-халанские курганы. Надо брать керн со дна «озера». И пройти с металлодетекторами каждый нетронутый сантиметр берега."

Андрей ЧЕРНОВ

Rulla
Member

Сообщений: 246
Откуда: Москва
Регистрация: Январь 2003

написано 17 Июня 2004 11:19ИнфоПравкаОтветитьIP

Harizma
- Нет, я торжественно обещаю, что никогда не буду воспрошать у доктора
Шлимана первоисточника.

И не надо. Шлиман ни когда не скрывал, что пользуясь указаниями Иллиады откопал последовательно расположенные друг над другом 5 небольших поселков, самый древний из которых действительно относился к концу II тыс лет до н. э. Не исключено даже, что он был разрушен именно ахейцами, но это ни как не влияет на то, что в нем жило менее 500 человек, и он даже по тем временам ни на что достояное упоминания не тянул.

И еще, кстати, - это была не та Троя, которая существовала в римское время.

Harizma
Member

Сообщений: 1116
Откуда: городок не уступающий Багдаду..
Регистрация: Март 2001

написано 17 Июня 2004 14:00ИнфоПравкаОтветитьIP

Rulla
- Слегка не понял.. Вопрос в чем?

> это была не та Троя, которая существовала в римское время.
- Кто об этом говорил? Или - по умолчанию? Чьему? Шлимана?

Пафос с которым ты задвинул нетленную фразу, имхо,
не есть само доказательство.
Я же намекал, что это - возможно лишь пригород, или ты наивно полагаешь,
что какой-то там "Гомер" всуе бы упяномул о деревне в пятьсот душ?!
- Неправда ваша. Или скажу иначе - Нет, не понимаю я этого!




Rulla
Member

Сообщений: 246
Откуда: Москва
Регистрация: Январь 2003

написано 17 Июня 2004 14:25ИнфоПравкаОтветитьIP

Harizma
> это была не та Троя, которая существовала в римское время.
- Кто об этом говорил? Или - по умолчанию? Чьему? Шлимана?

Та - больше была. Все-таки, - райцентр. А, главное, где раскопал Шлиман поселка римского периода, как раз и не было.

Кроме того, Констрантин, по собственному утверждению, собирался построить свою столицу на месте древней Трои. Только потом передумал и перенес Константинополь чуть-чуть в сторону. То есть, Римляне локализовывали Трою в районе Мраморного моря, где город с таким названием, видимо, и стоял в их время. А Шлиман копал в совсем другом месте.

Ваш ответ:

Коды форума
Смайлики


Ник:    Пароль       
Отключить смайлики

Все время MSK

Склеить | Разбить | Закрыть | Переместить | Удалить

Новая тема | Написать ответ
Последние сообщения         
Перейти к:

Свяжитесь с нами | skunksworks.net

Copyright © skunksworks.net, 2000-2019

Разработка и техническая поддержка: skunksworks.net


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика