Регистрация | Последние сообщения | Персональный список | Поиск | Настройка конференции | Личные данные | Правила конференции | Список участников | Top 64 | Статистика раздела | faq | Что нового v.2.3 | Чат
Skunk Forum - Техника, Наука, Общество » Классовая борьба »
Положение испанских женщин во время Гражданской войны

Версия для печати (настроить)

Новая тема | Написать ответ

Подписаться

Автор Тема:   Положение испанских женщин во время Гражданской войны
tenox
Member

Сообщений: 270
Регистрация: Сентябрь 2007

написано 14 Декабря 2016 00:12ИнфоПравкаОтветитьIP

ссылка

Мы продолжаем серию статей под общим названием «Классовая борьба женщин во время Гражданской войны в Испании», посвещёных 80-ой годовщине начала Гражданской войны в Испании. Сегодня мы бы хотели подробно остановиться на роли и месте испанских женщин в этом внутрикапиталистическом конфликте и на возникновении анархистских и антифашистских женских организаций. В статье также приводится революционная критика реакционной роли и патриархально-сексистской позиции, которую занимали в начале Гражданской войны женские организации институционализированного рабочего движения в деле мобилизации женщин на фронт, а также последующего снятия их с фронта и возврата для работ в тылу.

После начала путча генералов в июле 1936 г. многие пролетарки также были втянуты в воспроизводительно-оборонительную классовую борьбу против взбунтовавшихся военных и во внутрикапиталистическую Гражданскую войну. Как мы уже заметили в нашем тексте Путч генералов, классовая война пролетариата и контрреволюция Народного фронта, воспроизводительно-оборонительная борьба пролетариата против восставшей армии плавно перешла в антифашистскую контрреволюцию институционализированного рабочего движения против классово-боевого пролетариата, в которой участвовали как социалисты и сталинисты, так и CNT и POUM. Антифашистская идеология и практика институционализированного рабочего движения привела к тому, что возникшие партийные и профсоюзные милиции вступили в коллаборацию с демократической буржуазией и стали косвенно поддерживать существующий государственный порядок. Вследствие этого пролетариат Испании во время Гражданской войны эксплуатировался, и рабочие и работницы натравливались друг на друга ради интересов внутрикапиталистической войны. Троцкизм также поддерживал «критически» социально-реакционную антифашистско-капиталистическую войну режима Народного фронта.

Вот что писала троцкистская феминистка Жаклин Энен о роли женщин в начале Гражданской войны: «В течение дня присутствие женщин на фронте становилось всё естественнее; всё отчётливее становилась картина, что сила борющихся заключается в их единстве и что участие всех (мужчин, женщин, молодых и стариков) является главной предпосылкой для продолжения борьбы. Как и во время других моментов истории классовой борьбы, в момент решающей конфронтации ломается традиционное разделение ролей мужчин и женщин, прежде всего в отношении старомодных стереотипов о мужском героизме и женской хрупкости или пассивности. Но как это часто происходило, как только борьба прекращалась, сразу же восстанавливался обычный „порядок“ и привычное разделение ролей. Какие воспоминания сохранились в июле 1936 г. о политически активных женщинах в Астурии? Какие выводы сделало для себя руководство рабочего движения? Какие заключения для будущих классовых боёв они сделали? Никакие или почти никакие…

Однако при первых же столкновениях женщины оказываются опять на передовой: не только в Барселоне, но и в Мадриде, где они принимали активное участие в штурме казармы де ла Монтанья и в защите порта Самосьерра; в Валенсии, где они требовали оружия и отправки на фронт. Корреспонденты сообщали о том, что большинство женщин носили брюки – чтo до этого было невозможно представить – и что они показывали примеры неизвестного прежде хладнокровия.

Дезорганизация традиционной армии позволила самым храбрым женщинам утвердить своё место в боевых отрядах. Пресса не переставала публиковать фотографии милиционерок с винтовками на плече. Чисто количественно в батальонах было не так много женщин. Решение вступать в милиции приветствовалось не всеми. Только по призыву анархистов и немного робкого JSU (Объединённая социалистическая молодёжь), которое возникло благодаря слиянию социал-демократической и сталинистской молодёжи, первые женщины записались для отправки на фронт. (…)

Замена институтов буржуазии на протяжении всего двоевластия Народными комитетами и основание промышленных и сельскохозяйственных кооперативов, в которых женщины после того как многие предприятия были брошены предпринимателями и помещиками, часто играли ведущую роль — все это позволило женщинам наконец принимать непосредственное участие в политической и социальной жизни страны.

Так, стремление женщин к равенству стало принимать конкретные очертания. Конечно, женщины находились в начале долгого пути к действительным преобразованиям социальных отношений. Однако пропаганда тех времён часто преподносила нам картину, которая в каком-то роде соответствовала реальности: „Активная женщина, которая посредством инициативы принимает участие в борьбе за организацию справедливого общества“. В соответствии с этим были приняты конкретные решения, которые помогли женщинам в профессиональном образовании, а именно не только в традиционных профессиях, как писарь, воспитательница и медсестра, но также и в отрасли машиностроения, химической и оборонной промышленности.

Таким образом, можно провести параллели между положением испанских женщин во время гражданской войны и положением женщин во многих других странах в период между двумя мировыми войнами. Но надо сразу добавить, что в Испании под давлением массового движения находящимися в процессе радикализации женщинами были предприняты беспрецедентные усилия. Сила движения, которое привело к объединению женщин, чтобы порвать с изоляцией и стать полноценными членами общества, выражается в количестве женских организаций и союзов, которые возникли тогда. Большинство из них были более или менее связаны с тем или иным течением рабочего движения, хотя и называли себя „независимыми“. Самыми значимыми и многочисленными среди них были Mujeres Libres, которые имели тесные контакты с анархистами и Mujeres Antifascistas, которые были связаны с КП Испании. (Жаклин Энен, Испания 1936-1938 гг. - женщины в Гражданской войне, стр. 139-142).

Здесь чётко видны контрреволюционные тенденции троцкизма. Конечно, к традиционному патриархально-секситскому распределению ролей в капиталистическом обществе соответствует образ, при котором мужчины на войне, а женщины на кухонном фронте натравливаются друг на друга. Однако традиционное распределение ролей в известной степени может быть также преодолено в рамках капитализма. Только мелкобуржуазные феминистки считают «прогрессивным» явлением наличие в обществе солдат-женщин в буржуазных армиях и мужчин-домработников в семьях карьеристок из среднего класса. Для пролетарских революционерок и революционеров важно, чтобы работницы и домохозяйки из пролетарских семей были признаны равноправными участниками классовой борьбы и чтобы рабочие помогали дома по хозяйству. В противоположность к троцкистским феминисткам социальные революционерки и революционеры не могут считать прогрессивными события первых дней Гражданской войны, во время которых пролетарки натравливались друг на друга во имя внутрикапиталистической войны. В любом случае этот «прогресс» не выходил за рамки капитализма. То, что пролетарки в тылу были активными участниками в органах самоорганизации, которые возникли вместе с началом воспроизводительно-оборонительной борьбы в июле 1936 г. - это совсем другое дело. Однако надо признать, что эти органы также были полностью заражены идеологией и практикой антифашистской классовой коллаборации с демократической буржуазией.

Однако вернёмся к упомянутым Энен женским организациям. Из-за их теоретических слабостей и практического оппортунизма по отношению к антифашизму, Mujeres Libres (Свободные женщины) не были настоящей социально-революционной альтернативой основанной в 30-ых годах прошлого столетия Asociación de Mujeres Antifascistas (Ассоциации женщин-антифашисток), которые находились под полным контролем сталинистской «Ком»партии. Вот что писала анархо-синдикалистка Лола Итурбе в своей книге La mucher en la lucha social. La guerra civil de Espana об учреждении Mujeres Antifascistas: «Самой крупной женской организацией была Mujeres Antifascistas. Национальный комитет этой организации состоял из женщин разных направлений, хотя фактически организация контролировалась коммунистами. Газета „Mujeres“ была полностью в их руках, в противоположность к Mujeres Libres, Mujeres Antifascistas, включая всех своих сочувствующих, практически была своего рода женской секцией Компартии. Годом основания Mujeres Antifascistas можно считать 1933 г., в 1934 г. испанская делегация в основном коммунисток приняла участие в 1-ом Всемирном конгрессе антифашисток в Париже. Позиции Mujeres Antifascistas решительно окрепли после того, как подконтрольные ей „Комиссии женской помощи“ были признаны республиканским правительством подходящим инструментом для организации женской работы в тылу. Были организованы ателье по пошиву военной формы, а также детские сады, санитарные службы, образовательные мастерские и т.д.

Mujeres Libres также приняли участие в организации рабочих бригад на транспорте, в здравоохранении, металлургии, общественных службах и мобильных бригадах, в оказании помощи, где это было необходимо. Возникли образовательные учреждения, мастерские, общественные столовые и детские сады. В общем, это была та же самая деятельность, которой занимались Mujeres Antifascistas с одной лишь разницей, что женщины там использовались и обучались исключительно исходя из стратегических целей антифашистской борьбы, в то время как Mujeres Libres при всех издержках и уступках военного времени, пытались следовать далеко идущим эмансипационным целям. Коммунистки и их союзники в Испании боролись за демократическую республику, либертарные женщины за социальную революцию».

В этом противопоставлении социальной революции и «издержек военного времени» видна вся суть контрреволюционного социал-реформизма официального испанского анархизма и его идеологическая маскировка. Анархо-синдикалистская министресса здравоохранения Фредерика Монтсени, например, говорила: «Мы все не анархистки, коммунистки, республиканки, социалистки. Мы все антифашистки». (Цитата из книги Кармен Алькада, La Mujer en la Guerra Civil Espanola). На примере этого высказывания видно, что анархо-синдикализм, частью которого рассматривали себя Mujeres Libres, был полностью пронизан контрреволюционным духом антифашизма.

Сталинисты из «К»П и Mujeres Antifascistas были авангардом контрреволюционного антифашизма. Свою наиважнейшую задачу они видели в выводе женщин из пекла Гражданской войны и их ориентацию на работу в тылу. Эта политика была непрерывно связана с принципиальной враждебностью по отношению к милициям CNT и POUM и заботой построения «нормальной» буржуазной армии. Даже если эти милиции полностью находились под влиянием буржуазной идеологии Народного фронта, республиканско-сталинистский авангард антифашистской контрреволюции не хотел терпеть даже намёка на буржуазную эмансипацию женщин, кем в принципе вооружённые воительницы и являлись.

Жаклин Энен писала: «С начала войны коммунисты оказывали давление на военного министра Ларго Кабальеро с целью расформирования милицейских колонн и их включения в регулярную армию. Растущая милитаризация вооружённых формирований и желание ввести в их рядах „больше организации и дисциплины“ было достаточным, чтобы сразу же было введено разделение мужских и женских ролей в войсках. „Мужчины на фронт - женщины в тыл. Мужчина в борьбе - женщина на работе“, говорила в своей известной речи одна из ведущих политиков испанской КП - Долорес Ибаррури Гомес, известная также как Пассионария. Она говорила, что Кабальеро не выполнил требования КП в вопросе расформирования милиций, а до этого объявил о принятии декрета, который запрещал женщинам воевать на фронте. Так, женщины были направлены на выполнение работ в тылу. По мнению Маргариты Нелькен этот декрет имел целью спасения женщин от когтей фашизма. Многие газеты смаковали подробности об ужасной судьбе женщин на подконтрольных националистам территориях, особенно если речь шла о попавших в плен милиционерках. В действительности в армии, в которой постепенно восстанавливались традиции милитаризма не было место для женщин. Женщины, как и многие мужчины, не имели навыков обращения с оружием. Однако никто не хотел обучать их этим навыкам несмотря на то, что республиканской армии были необходимы солдаты.

„Где сегодня место женщин, впереди или сзади?“, задавались вопросом в одной из статей в сентябре 1936 г. в газете Mujeres коммунистки. Ответ был: „В Гражданской войне не бывает спереди и сзади. Кто будет одевать наших милиционеров, солдат и матросов? Кто будет их кормить? Кто будет заботиться о детях. Здесь мы ставим женщин на передние позиции. Женщины не могут выдержать тяготы полевой жизни.“ Женщинам, которые рыдали от злости, садясь в автобус для отправки в тыл, приводился пример Лины Одены. Лина Одена - активный член КП и ткачиха из Барселоны была убита в 1936 г. на фронте Гранады. Eё смерть сделала из неё героиню. Однако вожди КП на фронте предпочли выставить напоказ её „дисциплинированное поведение“ и её „готовность работать там, где это необходимо, как на фронте, так и в тылу“.

Работницы, которые после смерти Лины Оденас организовали батальон имени „Лины Оденас“, в свободное от работы время занимались военным делом, однако не для войны на фронте, а для личной защиты. Единственной причиной их присутствия на фронте являлось поднятие морального духа солдат...

Почти во всех войнах современности, особенно в индустриальных странах, женщины находились в тылу. Они работали на фабриках по пошиву униформы, медсёстрами, служащими в общественном секторе, на фабриках и заводах. Везде, где им пришлось заменить ушедших на фронт мужчин, они быстро стали большинством. Поскольку отсутствуют точные статистические данные, трудно оценить процентный состав испанских женщин, которые в то время были включены в производственный процесс. По данным Фредерики Монтсени между 1936-1938 гг. от 60 до 70 % работоспособных женщин работали вне дома. В середине 1937 г. в Каталонии призвали всех женщин в течении 3 месяцев заменить около 100 000 мужчин ушедших на фронт. По всей видимости этот призыв был воспринят очень позитивно.

Несмотря на устранение женщин из армии для них открылась новая радикальная перспектива, с одной стороны заняться продуктивной работой вне дома, а с другой – появилась возможность несколько месяцев играть важную роль во всех коллективных структурах, которые были связанны с организацией повседневной жизни. Рабочие организации и особенно КП поддерживали разделение труда на рабочем месте. Несмотря на возникшие благодаря этому препятствия систематические призывы по радио и в прессе женщинам разделить тяготы военного времени привели к тому, что женщины смогли выйти из домашней изоляции. Вместе с Гражданской войной конкретизировался идеал „новой женщины“, за который последние годы выступали социалистки. До этого эти представления были очень туманны, хотя женщинам посредством принятых в Европе новых радикальных конституций были предоставлено множество прав. (Жаклин Энен, Испания 1936-1938 гг. - женщины в Гражданской войне, стр. 140-141).

На этом примере хорошо видно, что позиция троцкистки Энен остаётся в рамках (мелко)буржуазного феминизма и не имеет ничего общего с революционно-коммунистической критикой. Разумеется, нет никаких оснований идеализировать домашний труд. Однако точно так же нет никаких причин восхвалять втягивание пролетарской женщины в капиталистический наёмный труд как достижение. Конечно, приём на работу приводит к тому, что бывшая домработница потенциально может стать частью коллективной классовой борьбы. Однако троцкизм, как и сталинизм не в состоянии предложить пролетарской женщине какую-либо перспективу освобождения от патриархата и классового общества. Сталинизм, как и троцкизм воспроизводят сексизм в рамках рабочего движения, или же они оба переняли без какой-либо критики требования мелкобуржуазных левых. При этом только социальная революция может освободить живущую на зарплату работницу и пролетарскую домработницу. Хотя троцкисты и троцкистки во время Гражданской войны вели политическую борьбу против буржуазно-сталиниского правительства Народного фронта, они однако одновременно поддерживали его войну против Франко, не замечая при этом, что эта война с обеих сторон была империалистической. Милиции POUM и анархо-синдикалистов также были пешками в империалистической войне между демократическо-сталинистским блоком и фашистско-франкистской реакцией. При этом женщины в тылу эксплуатировались ради интересов этой империалистической войны. Однако троцкистка Энен видит в этом только новую перспективу для женщин! Можно с уверенностью сказать: выступление за участие пролетарских воительниц в капиталистическом конфликте является проявлением буржуазно-феминистского милитаризма. Однако использование империалистического конфликта как предлога отправки женщин с фронта на кухню также является выражением буржуазного сексизма.

Когда во время кризиса реформисты перенимают правительственные посты, то они становятся вдохновителями асоциальных контрреформ, а когда мелкобуржуазные феминистки начинают прислуживать государству, то они становятся фиговым листком патриархата. То же самое произошло с бывшей социалистической феминисткой Маргаритой Нелькен во время Гражданской войны в Испании, когда она вступила в сталинистскую «Коммунистическую» партию. Нелькен начала кампания сексистской пропаганды против вооружённой борьбы женщин. Буквально в невыносимой патриархальной манере эта сталинистка требовала от женщин покинуть осаждённый фашистами Мадрид: «Послушай, женщина, мы должны поговорить о твоей любви к своим родственникам. Да, я знаю что ты была примерной супругой для своего супруга. Ты всегда одна занималась домашними проблемами, чтобы облегчить ему жизнь. Не говоря уже о твоих детях. Если кто-то и заслуживает название madraza (ублажающая своих детей мать), то только ты, которая всегда всё делала для своих малышей, которая всегда следила и заботилась об их здоровье ...». После того как Нелькен описала ужасы войны, она начала читать моральные нравоучения женщинам: «По какому правому, скажи мне, вы распоряжаетесь судьбами и жизнями своих малышей. Вы, чей плотью они являются. Вы, которые тем, что родили их взяли на себя святую ответственность всегда, везде быть для них защитой и безопасностью?» После этой секситской моральной дубины бывшая социалистка и феминистка начинает заклинать женщин «безжизненными детскими телами» и требует от них: «Да, женщина, посмотри действительности в глаза. Здесь в Мадриде вы и ваши дети находитесь на поле битвы. Война - это не игрушка. Бомбы достигают даже самых хладнокровных и храбрых. Помни о том, что твои малыши принадлежат тебе, что они являются твоей плотью. Веди себя соответственно реальности, женщина, как-будто твой дом горит. Возьми своих малышей в руки, прижми их к своей груди и беги быстро и ещё быстрее, не оглядываясь на разрушительный огонь, и спаси их от возможной опасности» (Жаклин Энен, Испания 1936-1938 гг. - женщины в Гражданской войне, стр. 154/155). Испанская женщина должна была посредством домашней работы и наёмного труда поддерживать капиталистическую бойню, но ни в коем случае не бороться с оружием в руках против демократических, сталинистских и франкистско-фашистских палачей. В этом заключалaсь суть секситской пацифистской пропаганды.

Под давлением сталинистов ведущие антифашисты и антифашистки также приняли участие в деле расформирования милиций в пользу регулярной буржуазной армии. Однако в обычной буржуазной армии для женщин тогда ещё не было места. Некоторые анархистки из Mujeres Libres даже переняли сексистко-пацифистский тон буржуазно-сталинисткого блока. 10 июля 1937 г. газета Mujeres Libres писала: «Исходя из своей оценки как женщины, она предпочла поменять ружье на промышленный станок и боевую энергию на нежность женской души. Настоящая женщина никогда не обесчестит фронт. Она знает, что и каким образом несмотря на суровую атмосферу войны придать своей нежной грации женскую душу». Это при том, что именно тогда было необходимо вырвать оружие и средства производства из рук буржуазного Народного фронта и организовать защиту от буржуазной реакции на основе пролетарской классовой борьбы. Однако анархо-синдикализм и «анти-сталинистский» POUM как были так и остались левым крылом Народного фронта.

А какая была позиция у Женского секретариата POUM? Пролетарской женщине Женский комитет POUM мог только предложить партийный фетишизм. Так, в своей брошюре 1937 г. женщины POUM отвергали идею пролетарского женского движения как «выражения борьбы всех пролетарок без учёта партийной принадлежности» и требовали от женщин подчинения буржуазным и патриархальным структурам партийного марксизма: «В Испании, как и в других странах, имеются различные пролетарские партии, которые стоят на определённых позициях. Если мы не хотим остаться в изоляции, что происходит в случае основания искусственных организаций, которые оторваны от общего движения, нам не остаётся ничего другого, как выступать в качестве политических партий (La Revolution espanola en la practica, Dokumentos del POUM, ed. Jucar, Мадрид 1977, стр. 299.). Женщины из POUM были такими же ограниченными как и их товарищи-мужчины по партии. Партийный марксизм ведёт только к социал-реформистскому приспособлению к частному капитализму или к установлению государственного капитализма, но не к социальной революции и эмансипации пролетарской женщины.

Это доказала и политика Женского секретариата POUM. В то время как товарищи по партии принимали участие в расформировании милиций POUM, левые партийные марксистки приспособились к секситской политике разоружения женщин «Коммунистической» партии P«C»E. В выше упомянутой брошюре Женский секретариат POUM писал: «Сейчас совсем не означает, что реальные обязанности мужчин и женщин должны быть одинаковыми. Если это было бы так, тогда вопрос обучения женщин военному делу и их мобилизации на фронт стал бы одной из центральных проблем. В принципе из-за призыва женщин на военную службу вообще не должны возникнуть какие-то недостатки. Наоборот, их военное обучение является абсолютной необходимостью. Наша партия принимает это во внимание и наравне с политическим образованием заботиться о военном образовании своих членов. Несмотря на это мы думаем, что место женщины, в первую очередь, находится не на фронте, принимая во внимание тот факт, что в тылу она смогла бы заняться многими полезными вещами. Задачи женщин в тылу очень важны и носят не только военный характер. (Здесь мы хотим обратиться к нашим молодым товарищкам, которые часто недооценивают спокойную работу в тылу)». «Спокойная работа в тылу» благодаря антифашистской контрреволюции, к которой также принадлежали CNT и POUM всё ещё оставалась обычным капиталистическим наёмным трудом!

Однако несмотря на весь оппортунизм POUM контрреволюция сталинистов как известно задела их со всей силой. Сталинисты должны были направить свою контрреволюцию против классово-боевого пролетариата, а также против левого крыла Народного фронта. Одной из жертв испанского сталинизма была австрийская левая марксистка Катя Ландау, которая в тюрьме призвала заключённых революционеров и революционерок к голодовке и которую освободили после двух голодовок.

Сталинистская женская организация Mujeres Antifascistas с самого начала принимала участие в репрессиях. По отношению к женщинам из POUM с самого начала Mujeres Antifascistas заняла враждебную позицию. Жаклин Энен описывает в своей работе о женщинах в испанской Гражданской войне сталинисткую травлю женской организации «К»П против POUM: «С одной стороны в своей газете „Mujeres“ они призывали всех к единству. Одновременно с этим они заняли сектантскую позицию по отношению к анархисткам и применяли ко всем, кто представлял революционную перспективу привычные методы КП. Поводом для этого стала манифестации, посвящённые 8 марта 1937 г., во время которых представительница Союза социалистической молодёжи (JSU) Антониа Санчес словесно напала на женщин из POUM и назва их „сомнительными элементами, которые нас окружают и хотят направить наше движение в контрреволюционном направлении“. Эти выражения происходили из словарного запаса КП. Совпадение позиций Mujeres Antifascistas с позициями КП как в этом, так и в других вопросах была стопроцентной. (…)

Активная деятельность Mujeres Аntifascistas способствовала росту её популярности среди широких слоёв работниц. Это должно было также оставить свой след на методах и способах борьбы этих женщин против активных женщин из POUM или других крайне левых групп. В одной из своих речей на собрании Объединённой социалистической партии Каталонии (PSUC) в октябре 1938 г., которая неоднократно печаталась в прессе, Пассионария подчёркивала необходимость самопожертвования и „бдительности по отношению к троцкизму и революционному экстремизму“ (Жаклин Энен, Испания 1936-1938 гг. - женщины в Гражданской войне, стр. 154/155).

Punto
Member

Сообщений: 11171
Откуда: Israel
Регистрация: Ноябрь 2000

написано 14 Декабря 2016 07:31ИнфоПравкаОтветитьIP

Странно, что нет серии статей о классовой борьбе женщин кроманьонского племени Всехповбывав и неандертальской общины Нихераневижу, состоявшейся на месте будущего Киева в 39451м году до н.э. ...

Ваш ответ:

Коды форума
Смайлики


Ник:    Пароль       
Отключить смайлики

Все время MSK

Склеить | Разбить | Закрыть | Переместить | Удалить

Новая тема | Написать ответ
Последние сообщения         
Перейти к:

Свяжитесь с нами | skunksworks.net

Copyright © skunksworks.net, 2000-2017

Разработка и техническая поддержка: skunksworks.net


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика