Регистрация | Последние сообщения | Персональный список | Поиск | Настройка конференции | Личные данные | Правила конференции | Список участников | Top 64 | Статистика раздела | faq | Что нового v.2.3 | Чат
Skunk Forum - Техника, Наука, Общество » Классовая борьба »
Классовая борьба в Советской России (1917-1921)

Версия для печати (настроить)

Новая тема | Написать ответ

Подписаться

Автор Тема:   Классовая борьба в Советской России (1917-1921)
tenox
Member

Сообщений: 274
Регистрация: Сентябрь 2007

написано 21 Мая 2017 09:59ИнфоПравкаОтветитьIP

К столетию русской революции 1917-1921 гг. мы начинаем серию статей об этом величайшем событии в истории классовой борьбы пролетариата. В первой части мы подробно остановились на развитии и особенностях капитализма в царской России, Первой русской революции 1905-1907 гг. и на Первой всемирной бойнe. В статье также присутствует анализ аграрного вопроса в дореволюционной России на основе первоначальной крестьянской общины.

Возникновение и развитие капитализма в царской России

До революции Россия была аграрной страной, при этом российское общество уже находилось на стадии перехода от феодализма к капитализму. По своему техническому и социально-экономическому развитию царская Россия отставала от Западной Европы и Северной Америки. Однако развитие всемирного капиталистического рынка привело к тому, что отдельные национальные государства также стали составной частью глобальной капиталистической системы. При этом отставшие в своём развитии национальные государства не всегда проходили этапы развития передовых национальных государств. Конкурентная борьба национальных капиталов между собой вынуждает правительства слаборазвитых государств идти по ускоренному пути развития, если они не хотят постоянно отставать в экономической, политико-дипломатической и военной конкурентной борьбе. При этом наиважнейшим оружием в конкурентной борьбе между национальными государствами по-прежнему остаётся уровень развития производительности труда.

Российская империя также пыталась капиталистическими методами модернизировать свой аграрный сектор и перейти к индустриализации страны. При этом правящий класс всячески препятствовал политической трансформации царского режима самодержавия к частнокапиталистичекой демократии. Однако Российская империя смогла завершить буржуазную модернизацию, которая означала переход от аграрного государства к индустриальному обществу только на основе госкапиталистических производственных отношений, которые были созданы после захвата власти партийно-«коммунистическими» профессиональными политиками в октябре 1917 г.

Буржуазная модернизация сельского хозяйства, которую начала Российская империя должна была привести к отмене крепостного права и превращение всей земли в потенциальный капитал, на которой «капиталисты-аграрии» эксплуатировали бы сельский пролетариат. Разумеется, в капиталистическом сельском хозяйстве существуют ещё мелкие крестьяне. Капиталистическое сельское хозяйство абсолютно несовместимо с первоначальной крестьянской общиной, состоящей из мелких частных собственников, которые производят всё для своего самодостатка и только излишек продают в виде товаров на рынке. Капиталистическое сельское хозяйство также приводит к превращению крестьян и крестьянок в субъектов рынка, которые производят товары для продажи на мировом рынке сельской продукции и потребляют товары на рынке продуктов питания и сельскохозяйственной техники. В 16-ом веке в Англии аграрный капитализм возник на останках первоначальной крестьянской общины, состоящей из мелких частных собственников - альмендов. Бывшие крупные землевладельцы обуржуазились и стали сдавать свою землю внаём «капиталистам-аграриям». Оба класса жили за счёт эксплуатации сельского пролетариата.

В конце 19-го и в начале 20-го века в царской России капитализация сельского хозяйства была ещё практически на начальной стадии. Одним из важнейших условий буржуазной модернизации сельского хозяйства и предоставления наёмной рабочей силы для начинающейся индустриализации было отмена 19 февраля 1861 г. крепостного права. Однако большинство земель принадлежало помещикам-дворянам. «Капиталистов-аграриев» в царской России практически не было, только имелись зажиточные крестьяне – кулаки, которые не только сами работали, но и эксплуатировали наёмный труд батраков и батрачек. Здесь надо заметить, что отдельные представители русской буржуазии также обладали земельными владениями. Накануне русской революции сельский пролетариат насчитывал 5 миллионов рабочих и работниц.

Вот что писал Троцкий о распределении земли до начала революции 1905 г.: «Накануне первой революции общее количество годной земли в пределах Европейской России оценивалось в 280 миллионов десятин. Общинно-надельные земли составляли около 140 миллионов, удельные - свыше 5 миллионов, церковные и монастырские - около 2 1/2 миллионов десятин. Из частновладельческой земли на долю 30 тысяч крупных помещиков, каждый из которых владел свыше 500 десятин, приходилось 70 миллионов десятин, т. е. такое же количество, какое принадлежало, примерно, десяти миллионам крестьянских семей. Эта земельная статистика составляла готовую программу крестьянской войны.» (Лев Троцкий. История русской революции. Том 1. Февральская революция.)

Перед тем как перейти к восстанию крестьян во время революции 1905 г. мы бы хотели остановиться на развитии промышленного капитализма и пролетарской классовой борьбе того периода. Капиталистическая индустриализация в России фактически началась во второй половине 19-го столетия. Крупнейшими центрами промышленности были столица Петербург, Москва, а также центр угольной промышленности на Донбассе, нефтяной в Баку, металлургии на Урале и текстильной промышленности на верхнем Поволжье. Между 1860-1900 гг. Производство железа и стали в российской империи возросло почти в 10 раз. Добыча нефти на Бакинских промыслах в промежутке между 1870-1900 гг. увеличилась с 1,8 до 632 миллионов пудов (1 пуд ≈ 16 кг).

Одной из характерных особенностей социально-экономического развития России по сравнению с Западной Европой было то, что с самого начала капиталистической индустриализации ремесленно-кустарное производство не было принципиально отделено от земледелия. Результатом этого стало отсутствие ремесленно-цеховых традиций в городах российской империи. Как мы уже заметили выше, слаборазвитые национальные государства не всегда схематически повторяют пройденные этапы индустриализации развитых национальных государств. Так, промышленный капитализм в России стал сразу же развиваться в виде крупного производства на основе тогдашних современных технологий. Централизация и концентрация капитала в дореволюционной России была намного больше чем в США. В то время как в Соединённых Штатах в 1914 г. процент рабочих и работниц занятых на предприятиях меньше 100 человек составлял 35 % от числа всего промышленного пролетариата, в России на тот же момент процент занятых на малых предприятиях составлял 17,8 %. Процентный состав промышленных рабочих и работниц на средних и больших предприятиях с рабочей силой от 100 до 1000 человек от всего числа пролетариев в обоих странах был примерно одинаковым. Однако количество промышленных работниц и рабочих на заводах-гигантах свыше 1000 человек в России составлял 41,4 %, в то время как в США он составлял 17,8 % от всего количества рабочих и работниц в стране.

Высокая концентрация и централизация малочисленного промышленного пролетариата оказывала очень сильное влияние на социальный состав русского пролетариата. Концентрация на гигантских заводах благоприятно сказывалась на коллективной классовой борьбе и возникновении массовых организаций самоорганизованной классовой борьбы. Этот факт объясняет классово-боевую субъективность русского промышленного пролетариата, численность которого в канун Февральской революции 1917 г. составляла не более 3,5 миллиона человек.

Высокая концентрация малочисленного пролетариата царской России на огромных предприятиях была выражением отсутствия ремесленно-цеховых традиций у русского пролетариата. В то время как подмастерья и подёнщики, занятые мелкобуржуазно-ремесленным трудом в западных индустриальных государствах, составляли относительно большую часть, мелкобуржуазно-ремесленные традиции в России среди пролетариата были относительно слабыми. В противоположность этому у русского пролетариата по сравнению с западноевропейскими индустриальными странами были сильны крестьянские традиции. Также немалую часть промышленного пролетариата составляли крестьяне, которые стекались в города на сезонные работы, т.е. это были люди, которые совсем недавно стали пролетариями и ещё не так сильно впитали в себя фабричную и заводскую дисциплину. Это объясняет высокую боеспособность малочисленного русского пролетариата.

Ко всему надо заметить, что русские промышленные рабочие и работницы находились под гнётом деспотического царского режима и ещё не были свободными наёмными работниками в двояком смысле, как это было в высокоразвитых капиталистических государствах. Двояко свободные работницы и рабочие были свободными личностями, т.к. не были больше рабами или крепостными крестьянами, но были освобождены от средств производства, лишены их. Эта двоякая свобода в капиталистических промышленных государствах приводила и приводит к ситуации, при которой пролетаризированные люди вынуждены сдавать внаём свою рабочую силу разным капиталистическим владельцам производительных средств. Их социально-экономическая эксплуатация состоит в том, что они как наёмные работники и работницы для капитала производят больше стоимости, чем они получают в виде зарплаты как цены найма их рабочей силы. Именно часть стоимости, которую производят рабочие и работницы и которую присваивают себе капиталисты и капиталистки, называется прибавочной стоимостью.

Конечно, пролетарии и пролетарки в царской России также были оторваны от средств производства, однако их личная свобода была сильно ограничена. В царской России существовало в каком-то роде промышленное крепостное право - традиция, которую усиленно продолжил «социалистический» госкапитализм во время первоначальной индустриализации в СССР, когда в одно время рабочие и работницы не имели право менять место работы. Выражением промышленного крепостничества в царской России была особенная система оплаты труда и штрафов, частичное казарменное расположение работниц и рабочих и репрессивное фабричное законодательство. Однако эти ограничения личной свободы наёмных рабочих и работниц в России привели к тому, что их мелкобуржуазные тенденции оставались относительно слабыми, а деспотичное политическое угнетение царского режима усиливало их волю к борьбе.

Высокая концентрация и централизация капитала при одновременном отсутствии таких ремесленно-цеховых традиций в русских городах как на Западе означало для буржуазии, что буфер в виде самозанятой мелкой буржуазии между ней и пролетариатом был относительно небольшим. Конечно, в царской России на тот момент уже имелся класс буржуазии и мелкобуржуазных госслужащих, которые возникли вместе с развитием капитализма и которых воспроизводит система до сегодняшнего дня.

Кроме того, часто владельцами высоко концентрированного и централизованного капитала в Российской империи были иностранцы, которые были представлены при российском государстве посредством своих национальных дипломатических полпредств. Это и объясняет отсутствие интереса у иностранной буржуазии в вопросе дальнейшего развития буржуазного парламентаризма в стране, который влачил жалкое существование на задворках царского самодержавия. В этой карикатуре функционирующего буржуазного парламентаризма политическое влияние либеральной промышленной буржуазии по сравнению с преимущественно дворянским классом помещиков было очень малым. Избирательный закон от 3 июня 1907 г. однозначно усиливал власть помещиков и крупных землевладельцев. Либеральная буржуазия пыталась все больше приспособиться к власти царя и помещиков, а такие крупно-буржуазные политические партии, как партии кадетов и октябристов, являлись организациями русской буржуазии, мелкобуржуазной интеллигенции и помещиков.

Часть крупного капитала, особенно та, которая поставляла свою продукцию на нужды императорской армии и флота, находилась или в руках самого государства или производила по государственному заказу. Таким образом, российский капитал был отображением социально-экономических отношений, который хотя и не господствовал на всей территории империи, но уже находился под давлением из-за сильных классовых боёв между социально слабой и политически несамостоятельной буржуазией и малочисленным, но обладающим высокими боевым потенциалом пролетариатом. До 1917 г. этот российский промышленный капитал как отношение между буржуазией и пролетариатом был только островком в море феодального царского аграрного государства.

Первая русская революция 1905–1907 гг.

Уже в 1905 г. пролетариат царской России и большинство крестьянства не хотели и не могли больше жить дальше как прежде. Возникает революционная ситуация, которая переходит в попытку совершить революцию, которая, в свою очередь, опять подавляется царской социальной реакцией.

Революция 1905 г. была генеральной репетицией русской революции 1917–1921 гг. После поражения царской России в войне против Японии внутри страны обострились все социальные противоречия. В декабре на Путиловском заводе – крупнейшем военном заводе страны – произошёл инцидент с увольнением четырёх рабочих, которые приняли участие в качестве членов в Русском собрании механических рабочих. Тогда рабочие потребовали от администрации завода восстановить уволенных рабочих. В ответ на отказ администрации рабочие пригрозили начать забастовку. 3 января 1905 г. на Путиловском заводе с 12 500 рабочими и работницами начинается забастовка, а 4 и 5 января к бастующим присоединились ещё несколько заводов. 7 и 8 января забастовка перекинулась на все предприятия города и переросла во всеобщую. Всего в забастовке приняло участие 125 000 рабочих с 625 предприятий Петербурга.

В те же дни попом Гапоном и группой рабочих была составлена Петиция о нуждах рабочих на имя царя, в которой наряду с экономическими требованиями содержались также требования о предоставлении политических свобод. В воскресенье 9 января 1905 г. Гапоном было организованно шествие с целью вручить царю петицию, в котором приняли участие около 150 000 рабочих и работниц. Хотя сам Гапон был председателем единственной легальной рабочей организации под названием Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга, которая направлялась и контролировалось охранкой, царская реакция перешла к кровавым действиям. Начальник охранного отделения отдал приказ открыть огонь по шествию безоружных рабочих и работниц. По разным источникам количество жертв в этот день составило убитыми 200 - 300, ранеными 1000 - 2000 человек. Этот день вошёл в российскую историю под именем «Кровавое воскресенье» и стал толчком к началу Первой русской революции.

Мощнейшая волна пролетарских забастовок захлестнула Россию. В начале рабочими и работницами выставлялись преимущественно социально-экономические требования, однако на окраинах царской империи, в Польше, Прибалтике и в Закавказье у пролетариата были также иллюзии о «национально-освободительных движениях». Однако выдвижение пролетариями и пролетарками националистических лозунгов делает из них объективно придатков буржуазного национализма.

Летом 1905 г. забастовочное движение в стране немного спало, чтобы осенью разгореться с новой силой. Новый подъём пролетарской классовой борьбы на этот раз начался в промышленных районах Москвы и перекинулся на Петербург. После того, как в забастовку вступили железнодорожные рабочие и работницы она приняла форму всеобщей стачки. Вместе с развитием воспроизводительной классовой борьбы российского пролетариата начинает также развиваться институционализированное рабочее движение - профсоюзы. При демократическом капитализме профсоюзы становятся совместными управляющими капиталистической эксплуатации, однако даже в США и Западной Европе в 1905 г. это развитие находилось на начальной стадии. Самодержавие даже не думало о том, чтобы предоставить профсоюзам возможность легального действия. Однако институционализированное рабочее движение осталось в тени рабочих советов, которые возникли на пике забастовочного движения. Классовая борьба объективно осталась в рамках воспроизводительной борьбы, т.к. она не перешла в социальную революцию, однако не мало российских рабочих и работниц были настроены субъективно революционно.

По всей стране начинаются восстания крестьян. На повестке борьбы преобладали социально-экономические требования, хотя на окраинах империи эти требования переплетались с требованиями «национально-освободительного движения». Однако эти националистические требования «угнетённых наций» были точно также реакционными, как и стремления великодержавного русского шовинизма. В целом восстание крестьян носило мелкобуржуазный характер, т.к. оно стремилось к экспроприации помещичьих земель в пользу мелкокрестьянской частной собственности. В начале восстание крестьян развивалось в Центральной России и на черноморском побережье, затем летом 1905 г. перекинулось на Запад страны и достигло Прибалтики. В авангарде забастовочного движения в Закавказье были медеплавильшики Алаверди, чиатурские горняки и, конечно, нефтяники Баку. В Грузии, также начинаются крестьянские восстания. Весной восстания крестьян немного идут на убыль, но это было всего лишь затишье перед бурей. Центром с новой силой разразившихся восстаний становится среднее Поволжье. Крестьянский бунт охватывает всю страну и принимает форму массового отказа платить подати и налоги, захвата помещичьих и дворянских земель и лесов, поджога усадеб и имений.

Однако в 1905 г. царская реакция ещё имела достаточно сил для подавления в крови борьбы пролетариата и крестьянства. В декабре 1905 г. были арестованы члены Петербургского совета рабочих депутатов. Последующее восстание пролетариата в Москве было жестоко подавленно контрреволюцией. Крестьянские восстания царской реакции удалось подавить лишь в конце 1907 г.

Социально-экономические улучшения, которых российский пролетариат добился в 1905 г., были шаг за шагом ликвидированы победившей социальной реакцией. Забастовки по-прежнему были запрещены. Однако всё это не остановило российских рабочих и работниц перед организацией массовых забастовок. Особенно начавшаяся в 1910 г. активизация российской промышленности придала пролетарской классовой борьбе новый импульс. Эта классовая борьба достигла своего нового пика в 1912-1914 гг. В первом полугодии 1914 г. значительно увеличилось количество (анти)политических стачек против царской реакции.

Первая мировая империалистическая бойня

В 1914 г. российский пролетариат в целом уже было отошёл от поражений 1905 г. В ответ на это царское самодержавие вступило на стороне Англии и Франции в Первую мировую войну. Империалистическая война и беснующаяся во время неё шовинистическая и националистическая идеология часто по крайней мере в начале укрепляют позиции буржуазии и ослабляют борьбу классово-боевого пролетариата. Так это было и в царской России.

Однако Российская империя не была готова к империалистическому военному побоищу, которое являлось концентрированным выражением глобальной конкуренции между национальными государствами и варварства капиталистической цивилизации. Военное наступление царской армии в западном направлении захлебнулось ещё осенью 1914 г., начиная с 1915 г. война перешла в позиционную фазу. Царская армия в своём подавляющем большинстве состояла из крестьян. К началу года было убито, ранено и попало в плен около 1,8 миллионов солдат. На замену им российский империализм призвал преимущественно из деревень около двух миллионов нового пушечного мяса. Однако обучение и вооружение призывников было очень плохим и недостаточным, т. к. военное руководство рассчитывало на короткую войну. Несмотря на переориентацию многих гражданских предприятий на военную продукцию, индустриальная основа российского милитаризма также оказалась непригодной для ведения современной войны. В то время как российская буржуазия прекрасно зарабатывала на глобальной бойне, военные заказы государства сжирали ресурсы российской государства. Первая мировая война стоила царской России в 1915 г. 10 миллиардов рублей, а в 1916 г. 16 миллиардов.

Империалистическая война в России, как и в других странах-участницах этого побоища, привела к усилению сверхэксплуатации российского пролетариата и значительному изменению его социального состава. Призыв солдат на империалистическую бойню среди русского пролетариата происходил не только по военным меркам, но и с точки охранки. Царская социальная реакция использовала глобальную бойню, чтобы избавиться от классово-боевых рабочих отправив их на фронт. В первых месяцах войны на военную службу было призвано до 40 % промышленного пролетариата. После протестов российской буржуазии против таких больших потерь «своих» производителей прибыли массовый призыв промышленных рабочих был приостановлен. Однако попытка социальной реакции посредством призыва промышленных рабочих на войну парализовать классовую борьбу имела свой побочный эффект. Оказавшись на фронте классово-сознательные пролетарии смогли ещё больше разжечь социальное негодование своих крестьянских товарищей по оружию и придать их борьбе чёткую направленность. Этот факт сыграл немаловажную роль для последующего развития революционного процесса в России.

Однако призванные на империалистическую войну промышленные рабочие должны были быть заменены другой рабочей силой. Буржуазия стала привлекать для приумножения своего капитала крестьян, представителей городской мелкой буржуазии, менее квалифицированных рабочих, подростков и женщин. Во время империалистической войны процент женщин, занятых в промышленности возрос от 32 % до 40 %. Также из-за всемирной бойни ускорилась концентрация российского промышленного пролетариата. Количество предприятий, на которых работали 500 и более рабочих и работниц в период между 1914-1917 гг., выросло вдвое. В следствие ликвидации промышленных предприятий в Польше и Прибалтике и общего роста военной продукции пролетариат в Петрограде вырос до 400 000 рабочих и работниц, при этом 350 000 из них были заняты на 140 крупных фабриках и заводах. 50 % от всей продукции российской промышленности шло на нужды военной бойни, текстильная продукция среди этого составляла 75 %.

Вначале изменение социального состава русского пролетариата ослабило его боевую силу. Идеологическое военное наступление социальной реакции в виде великодержавного русского шовинизма надломило его моральных дух. Субъективно социально-революционным рабочим и работницам, которые принадлежали к пролетарскому крылу анархизма и партийного марксизма, в начале войны было очень трудно вести работу на предприятиях. Тот факт, что в мае 1915 г. в индустриальной Москве под присмотром царской полиции городская чернь смогла организовать погром немецкого населения без того, чтобы это реакционное отродье встретило бы сопротивление пролетариата, показывает, насколько успешной в начале войны была националистическая пропаганда царизма и буржуазии в деле погашения пролетарской классовой борьбы.

Однако в результате войны изменивший свой социальный состав пролетариат ответил боем на эксплуатацию и социальное обнищание. Подорожание продуктов питания обесценивало реальную заработную плату, в то время как погоня капиталистов за прибылью от войны привела к удлинению рабочего времени, к повышению интенсивности труда и уплотнению работы. В 1915 г. вспыхивают массовые забастовки на верхнем Поволжье, в авангарде которых были текстильщики и текстильщицы. Начавшиеся 27 мая забастовки на мануфактурах Иваново-Вознесенска приняли массовый характер. 5 июля объявили забастовку ткачи и ткачихи Костромы. Во время забастовочного шествия царские жандармы открыли огонь, в результате которого 3 текстильщика и один подросток были убиты, более 15 получили ранения. 10 августа вспыхнула новая всеобщая стачка в Иваново-Вознесенске многотысячная демонстрация бастующих рабочих и работниц была встречена огнём карательных органов. Около 100 рабочих было убито и ранено. Расправа с иваново-вознесенскими рабочими и работницами вызвала стачки протеста в Петрограде, Москве, Туле и Харькове. Однако по сравнению с 1914 г. эта новая вспышка классовой борьбы в 1915 г. по своей радикальности и массовости отстала от забастовок 1914 г.

1916 г. ознаменовался началом масштабного стачечного движения. Массовые забастовки по всей стране сопровождались кровавыми столкновениями с царскими репрессивными органами. В этой борьбе пролетарии и пролетарки часто пытались перетянуть солдат на свою сторону, в то время как против царской охранки они вели бескомпромиссную и полную ненависти борьбу.

В конце 1916 г. произошёл резкий скачок цен на продукты питания. Обесценивание рубля и разрушение транспортных путей вызвали острый дефицит товаров. Потребление населения России сократилось вдвое. Из-за резкого обнищания населения произошло усиление пролетарской классовой борьбы. В октябре 1916 г. борьба пролетариата в Петрограде достигла своего пика. 14 октября российскую столицу захлестнула волна заводских собраний и массовых митингов. Главными темами заводских собраний были подорожание продовольственных продуктов, борьба за прекращение войны и царский режим. Начинаются (анти)политические стачки, которые сопровождались воинственными уличными демонстрации. Во время этих демонстраций происходили братания между промышленными рабочими и работницами, с одной стороны, и солдатами – с другой. После начала судебных процессов по отношению к революционным матросам балтийского флота, которые подняли бунт против империалистической войны, в стране начались забастовки солидарности.

С обострением пролетарской классовой борьбы центр притяжения боёв все больше сместился от текстильщиков и текстильщиц к рабочим-металлистам. 9 января 1917 г. в Петрограде бастовали 150 000 рабочих и работниц. Движущей силой этих забастовок были рабочие и работницы металлообрабатывающих предприятий. Атмосфера была очень накалена, коллективное классовое чувство подсказывало, что рабочие и работницы больше не отступят. В первых неделях февраля непрерывно происходили забастовки и собрания рабочих и работниц. Российская столица двигалась навстречу Февральской революции.

Сознание класса рабочих и работниц радикализировалось в процессе первой империалистической бойни и всё новых пролетарских классовых боёв. Всеобщая забастовка захватывала все больше и больше умов пролетариев и пролетарок, т. к. отдельные капиталисты нисколько не думали об уступках перед требованиями своих рабочих коллективов. Также сильно увеличилось враждебное отношение по отношению к царскому режиму. В то время как в 1915 г. в забастовках с (анти-)политическими требованиями участвовали в 2,5 раза меньше рабочих и работниц, чем в забастовках с социально-экономическими требованиями, в 1916 г. их было в 2 раза меньше. В первых двух месяцах 1917 г. (анти-)политические забастовки происходили в 6 раз чаще, чем социально-экономические. Таким образом, царскому режиму не удалось остановить классово-боевой пролетариат России ни с помощью победоносной контрреволюции 1905-1907 гг., ни посредством империалистической бойни!

Аграрный вопрос, сельская община и восстания крестьян

А какого было положение в деревнях и сёлах, где проживало подавляющее большинство населения России? После того как царскому правительству удалось подавить революцию 1905-1907 гг. оно продолжило модернизацию сельского хозяйства. Социально-реакционной целью самодержавия было посредством социального разделения и размежевания крестьянства подавить в зародыше восстания крестьян против помещиков. Эта цель должна была быть достигнута путём разложения и разрушения первоначальной крестьянской общины - мира. Это разрушение старой сельской общины наряду с отменой крепостного права была второй предпосылкой для капитализации сельского хозяйства.

Однако самодержавие побоялось осуществить третье условие для успешной земельной реформы, а именно экспроприацию земли у дворян-помещиков. В связи с расстановкой сил в царской России ни одно из сословий правящего класса, а именно государственная бюрократия, помещики-дворяне или буржуазия не могли стать инициатором земельной реформы. Помещики были из-за понятных социально-экономических причин против такого рода реформ, царская бюрократия в политическом плане опиралась на класс помещиков, а для слабой русской буржуазии в борьбе против пролетариата было выгоднее быть в союзе с бюрократией и помещиками, чем поддерживать крестьянский бунт против последних. Земельная реформа сверху была не только абсолютно необходима, чтобы положить конец феодальным пережиткам на селе, но и для того чтобы по-настоящему выбить почву из под ног крестьянского движения. Так, во время русской революции в стране возникает мощное мелкобуржуазное восстание крестьян, которое, в свою очередь, было однозначным выражением того факта, что царская социальная реакция была не в состоянии осуществить земельную реформу.

Однако вернёмся к дореволюционной сельской общине. Процесс разрушения крестьянского общества начался с предоставления крестьянам возможности выхода из общины и передачи надельных земель им в собственность. Правовой основой для этого процесса становится столыпинская аграрная реформа от 9 ноября 1906 г. Верхняя прослойка крестьянства получает возможность присваивать себе землю и становиться капиталистическими фермерами. До 1 января 1916 г. около 2 миллионов крестьян и крестьянок отделились от сельской общины. Владение этих крестьян составляло около 17 миллионов десятин. Последующее возникновение 2 миллионов крестьянских дворов стоило общине дополнительных 14 миллионов десятин земли. Однако возникшая форма частной собственности не была достаточно жизнеспособной. Мелкие крестьяне и помещики равным образом хотели избавиться от своей собственности, в обоих случаях скупщиками их земли выступали зажиточные крестьяне - кулаки. Помещики продавали свои владения из-за боязни перед восстанием крестьян, а мелкие крестьяне – т.к. их земля не могла их прокормить.

С началом социально-реакционного расчленения сельского общества в России также начинается развиваться мелкобуржуазно-коллективная форма аграрного товарного производства – кооперация. Эти сельскохозяйственные кооперативы находились полностью под властью кулаков. Мелкобуржуазная интеллигенция, представляющая партию эсеров, которая политически и идеологически опиралась на крестьянство также делала ставку на сельскохозяйственные товарищества. После сближения интеллигенции партии эсеров с идеями кооперации она потеряла свою радикальность и приспособилась к развивающемуся аграрному капитализму.

Начавшаяся капитализация российского сельского хозяйства привела к росту экспорта сельскохозяйственной продукции. Если объем экспорта сельскохозяйственной продукции в 1908 г. в царской Россия составлял 1 миллиард рублей, то в 1912 г. он достиг 1,5 миллиардов. Этот рост был обусловлен тем, что всё больше российских крестьян и крестьянок производили продукцию для капиталистического всемирного рынка.

Но как мы уже выше заметили, успешно развивающаяся капитализация сельского хозяйства также не смогла остановить восстание крестьян, т.к. эти процессы не были связанны с экспроприацией помещиков и крупных землевладельцев. Уже в 1908 г. восстания крестьян разразились с новой силой. В борьбе против обладающих земельными владениями дворян крестьяне и крестьянки часто сжигали их усадьбы, урожай и запасы сена. Не редко это насилие также направлялось на покинувших общину селян-собствеников. Однако в результате начавшегося капиталистического разложения старой русской сельской общины в промежутке между 1906-1914 гг. на почве раздела общиной земли происходили также вооружённые столкновения между крестьянами. Однако конкурентная борьба между собой не остановила общекрестьянское движение против помещиков и крупных землевладельцев.

С 1914 г. после начала мобилизации на империалистическую войну самые активные и боевые участники крестьянского движение должны были покинуть его ряды. Миллионы крестьян были вынужденны надеть серые шинели и должны были убивать и погибать ради интересов и прибылей царя, дворян и буржуазии. Так, посредством империалистической бойни царскому режиму до 1917 г. удалось прервать крестьянскую войну против помещиков. Однако в армии многие солдаты-крестьяне находились под воздействием своих товарищей по оружию, выходцев из пролетрско-революционной среды. Массовая смерть, тоталитарная власть офицеров из дворянской и буржуазной среды, которая выражалась в виде телесных наказаний солдат, довели социальные противоречия накопившиеся внутри армии до самого предела.

Punto
Member

Сообщений: 11263
Откуда: Israel
Регистрация: Ноябрь 2000

написано 21 Мая 2017 19:02ИнфоПравкаОтветитьIP

До революции Россия была аграрной страной, при этом российское общество уже находилось на стадии перехода от феодализма к капитализму.
Нет, не находилось.

Однако развитие всемирного капиталистического рынка привело к тому, что отдельные национальные государства также стали составной частью глобальной капиталистической системы.
Нет, до 1941 года глобальной капиталистической системы - не было. Была стадия империализма. Каждый жил в своей песочнице.

Российская империя также пыталась капиталистическими методами модернизировать свой аграрный сектор и перейти к индустриализации страны.
Нет, не пыталась. Наоборот, Российская империя всячески тормозила все попытки капиталистического развития.

Однако Российская империя смогла завершить буржуазную модернизацию, которая означала переход от аграрного государства к индустриальному обществу только на основе госкапиталистических производственных отношений, которые были созданы после захвата власти партийно-«коммунистическими» профессиональными политиками в октябре 1917 г.
Нет, и этого не было. С 1917 по 1921 имел место быть военный коммунизм.

Одним из важнейших условий буржуазной модернизации сельского хозяйства и предоставления наёмной рабочей силы для начинающейся индустриализации было отмена 19 февраля 1861 г. крепостного права. Однако большинство земель принадлежало помещикам-дворянам.
Нет, не так. Цытатка:
В 1881 году казне и уделам принадлежало 38,4% всего пространства 60-ти губерний Европейской России, крестьянским наделам - 34%, землевладению частному и учреждений - 27%.
Ышшо одна цытатка:
Что касается пахотной земли, то крестьянам принадлежало 68,7% всей пахотной земли 60-ти губерний, частным владельцам - 29%, казне и уделам - только 2,3%
Напоминаю, это на 1881 год.
Вывод. Статья пропагандистская, составлена бестолково, читать ее скучно. Роли своей статья не выполнила.

Arslan
Member

Сообщений: 10870
Откуда: Башкирия
Регистрация: Июнь 2003

написано 22 Мая 2017 10:24ИнфоПравкаОтветитьIP

tenox
Российская империя также пыталась капиталистическими методами модернизировать свой аграрный сектор и перейти к индустриализации страны.

Что за бред?

Ваш ответ:

Коды форума
Смайлики


Ник:    Пароль       
Отключить смайлики

Все время MSK

Склеить | Разбить | Закрыть | Переместить | Удалить

Новая тема | Написать ответ
Последние сообщения         
Перейти к:

Свяжитесь с нами | skunksworks.net

Copyright © skunksworks.net, 2000-2017

Разработка и техническая поддержка: skunksworks.net


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика