Регистрация | Последние сообщения | Персональный список | Поиск | Настройка конференции | Личные данные | Правила конференции | Список участников | Top 64 | Статистика раздела | faq | Что нового v.2.3 | Чат
Skunk Forum - Техника, Наука, Общество » Классовая борьба »
Большевистская партийная диктатура и Гражданская война

Версия для печати (настроить)

Новая тема | Написать ответ

Подписаться

Автор Тема:   Большевистская партийная диктатура и Гражданская война
tenox
Member

Сообщений: 293
Регистрация: Сентябрь 2007

написано 07 Июня 2018 01:38ИнфоПравкаОтветитьIP

Во второй статье о Гражданской войне и империалистической интервенции в Советской России мы подробно остановились на госкапиталистическом бюрократическом терроре большевиков по отношению к пролетариату, представителей анархистского течения и своей мелкобуржуазной конкуренции. Также нам удалось показать, что именно социальный характер государства сделал большевизм контрреволюционным течением и что после захвата государственной власти они были вынуждены стать очевидной контрреволюционной силой, т.к. каждая пришедшая к государственной власти сила вынужденна вести классовую борьбу сверху против пролетариата.

Социально-революционная критика большевизма направлена не на то, что ему удалось устранить свою крупно- и мелкобуржуазную партийную конкуренцию, а на то, что большевизм как госкапиталистическо-реакционная сила разрушила все начинания пролетарской самоорганизации. Это разрушение началось ещё до начала Гражданской войны и завершилось после её окончания подавлением Кронштадтского восстания. Централизм большевистского режима не оставлял им пространства для действия, поэтому во время империалистической бойни многие местные советы были расформированы. Так, после Гражданской войны и империалистической интервенции советы существовали только в каждом десятом городе. Советы, которые были «восстановлены» после кровавой бойни между частнокапиталистической реакцией и госкапиталистической контрреволюцией, были уже чистыми государственными структурами, которые контролировались «коммунистической» партийной бюрократией. Все оправдания и «извинения» марксистов-ленинистов по поводу госкапиталистического бюрократического террора против пролетариата, анархистов, анархисток и их мелкобуржуазной конкуренции как якобы вынужденной меры во время Гражданской войны не выдерживают ни малейшей критики. При этом именно социальный характер государства делает его структурным контрреволюционером. Так, после захвата государственной власти большевики были вынуждены стать очевидной контрреволюционной силой. Гражданская война была всего лишь конкретной формой, в которой нашло своё выражение общее правило – каждая пришедшая к государственной власти сила является принципиально социально-реакционной и вынужденна вести классовую борьбу сверху против пролетариата.

После того как Троцкий проиграл внутрибюрократическую борьбу против Сталина, он должен был, конечно, представить «принципиальную разницу» между госкапиталистической партийной диктатурой под руководством Ленина/Троцкого и во время правления Сталина. Т.е. он должен был прибегнуть ко лжи, т.к. принципиальной разницы, разумеется, между периодом властвования Ленина и Троцкого и сталинской диктатурой не было, даже если принять во внимание тот факт, что сталинизм олицетворял в себе внутрибюрократическую реакцию по отношению к первоначальному большевизму. По этому поводу Троцкий рассказывал следующие легенды: «Демократия сжималась по мере того, как нарастали трудности. Первоначально партия хотела и надеялась сохранить в рамках советов свободу политической борьбы. Гражданская война внесла суровую поправку в эти расчеты. Оппозиционные партии были запрещены одна за другой. В этой мере, явно противоречащей духу советской демократии, вожди большевизма видели не принцип, а эпизодический акт самообороны. (…)

В марте 1921 года, в дни кронштадтского восстания, вовлекшего в свои ряды немалое число большевиков, X-й съезд партии счел себя вынужденным прибегнуть к запрещению фракций, т.е. к перенесению политического режима в государстве на внутреннюю жизнь правящей партии. Запрещение фракций мыслилось, опять-таки, как исключительная мера, которая должна отпасть при первом серьезном улучшении обстановки. В то же время Центральный комитет с чрезвычайной осторожностью применял новый закон, больше всего заботясь о том, чтоб он не привел к удушению внутренней жизни партии. (…)

Мы далеки от мысли противопоставлять абстракцию диктатуры абстракции демократии и взвешивать их качества на весах чистого разума. Все относительно в этом мире, где постоянна лишь изменчивость. Диктатура большевистской партии явилась одним из самых могущественных в истории инструментов прогресса. Но и здесь, по слову поэта, Vernunft wird Unsinn, Wohltat – Plage (Смысл становится глупостью, доброта идет во вред (нем.), Иоганн Вольфганг фон Гете (1749-1832), Фауст, часть 1). Запрещение оппозиционных партий повлекло за собой запрещение фракций; запрещение фракций закончилось запрещением думать иначе, чем непогрешимый вождь. Полицейская монолитность партии повлекла за собою бюрократическую безнаказанность, которая стала источником всех видов распущенности и разложения. (Лев Троцкий, Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет? Глава 5: Социальные корни Термидора, 1937 г.)

Здесь Троцкий прячется за такими политически пустыми формами, как «демократия» и «диктатура», чтобы размазать буржуазный характер госкапиталистического режима. Необходимость госкапиталистической диктатуры над пролетариатом требовала установления сверхцентрализованной бюрократической монополии партии. Для всякого рода демократических игр, таких как партийный плюрализм, не было места, не говоря уже о самоорганизованной классовой борьбе – для неё нету места даже в рамках образцовой частнокапиталистической демократии.

Центральный довод Троцкого основывается на исторически ложном аргументе, что именно Гражданская война заставила большевиков прибегнуть к партийной диктатуре. Подробный анализ отношения большевиков к меньшевикам, эсерам и анархистам показывает, что утверждения Троцкого о том, что именно обстоятельства Гражданской войны заставили большевиков прибегнуть к диктатуре являются историческим мифом. В промежутке между 1917-1921 гг. остальные советские партии находились на полулегальном положении. Отношение большевиков к эсерам и меньшевикам в этот период было очень противоречивым. В июне 1918 г. представители небольшевистских партий были исключены из ВЦИК. Однако когда с началом Гражданской войны осенью 1918 г. меньшевики и эсеры выступили против частнокапиталистической контрреволюции, они опять до конца Гражданской войны получили представительное меньшинство во ВЦИК. Другие «социалистические» организации до 1921 г. имели возможность издавать свои газеты, которые часто запрещались. Эти «социалистические» организации были запрещены только после окончания Гражданской войны, когда на волне огромного недовольства большевиками они начали набирать популярность.

Чтобы не быть неправильно понятыми: меньшевики и эсеры не были представителями классовых интересов рабочих и работниц, они представляли интересы своих буржуазно-бюрократических партийных аппаратов. Они вели борьбу против госкапитализма под флагом капитализма свободной частной собственности. Между февралём и октябрём 1917 г. (по старому календарю) в союзе с либеральной буржуазией они вели классовую борьбу сверху против пролетариата. Однако после того как большинство буржуазии сделало ставку на военную диктатуру, шансы меньшевиков и эсеров опять прийти к власти были сведены к нулю. Выступление меньшевиков за демократию было иллюзорным. Представительная демократия является формой правления сильной и стабильной буржуазии, однако русская буржуазия была слабой, и этот слабый класс был уже сметён большевиками, а их форма властвования и принуждения не оставляла пространства для демократических экспериментов. В тогдашней России отсутствовали всякие предпосылки для частнокапиталистической демократии.

Вначале левые эсеры вступили в правительственную коалицию с большевиками, однако после подписания Брест-Литовского мирного договора они начали борьбу против них террористическими методами вооружённого насилия. Правые эсеры вели борьбу против большевиков даже в союзе с белой контрреволюцией, до того момента когда белая контрреволюция не стала преследовать самих правых эсеров.

И каковы были отношения между большевизмом и анархизмом?! Анархист Пётр Кропоткин призвал международный рабочий класс проявить солидарность с Советской Россией в её борьбе против частнокапиталистической контрреволюции. На тот момент почти все революционные течения призывали к этому. Однако призыв Кропоткина был пропитан духом защиты национального отечества. При этом известно, что он ещё в 1904-1905 гг. во время русско-японской войны был ярым «русским патриотом» и стоял на оборонческих позициях защиты отечества после начала Первой мировой войны: «Каждый шаг, завоеванный этой ордой гуннов, которая пошла на Францию и Бельгию, каждый город, каждая деревушка, сожженные и разграбленные ими, каждая семья, пущенная ими по миру, жестокой болью отзывается в сердце. Каждая опустошенная ими деревушка и каждая обесчещенная ими женщина взывают к мести!» (Письмо С. Яновскому, 10 сентября 1914 г.). Кропоткин также всей душой защищал Временное правительство «демократической России» в его стремлениях продолжить Первую мировую войну после Февральской революции. Во время Гражданской войны и империалистической интервенции он критиковал бюрократический террор большевиков. Однако эта критика не выходила за рамки морализма. Кропоткин возмущался перед Лениным, когда тот перешёл к метод расстрела заложников: «Неужели среди Вас не нашлось никого, чтобы напомнить своим товарищам и убедить их, что такие меры представляют возврат к худшим временам средневековья и религиозных войн и что они не достойны людей, взявшихся созидать будущее общество на коммунистических началах; что на такие меры не может идти тот, кому дорого будущее коммунизма.» (Пётр Кропоткин, О заложниках: Письмо В. И. Ленину, 1920 г.)

При всей критике бюрократического террора большевиков, который был также направлен против пролетарско-революционных сил, мы хотели бы подчеркнуть, что процесс разрушения государства со стороны диктатуры пролетариата также будет представлять из себя железную метлу, которая вычистит всю капиталистическую грязь.

Российские анархо-синдикалисты и синдикалистки имели намного большую опору в Фабричных и Заводских комитетах, и, соответственно, были намного теснее связаны с пролетарской классовой борьбой, чем моралист Кропоткин. Так как большевистская госкапиталистическая реакция исходя из своих исконных интересов должна была непременно разрушить пролетарскую самоорганизацию, она также направила свои репрессии против российского анархо-синдикализма.

Постанархистский и постмарксистский коммунизм критикует немало реакционных тенденций анархизма, однако репрессии большевиков были особенно направлены против его самой революционной тенденции – принципиальная враждебность к государству. Вот что писал об этом российский анархист Волин в своей книге Неизвестная революция: «Большевики, как мы говорили, не желали даже прислушаться к анархистам и тем более дать им возможность нести свои идеи в массы. Веря, что обладают абсолютной, бесспорной, «научной» истиной, считая, что должны немедленно обеспечить ее торжество, они повели борьбу и силой уничтожили либертарное движение, как только последнее начало привлекать к себе народные массы: обычная практика всех властителей, эксплуататоров и инквизиторов.»(Всеволод Волин, Неизвестная революция 1917-1921)

В 1937 г. «антисталинист» Троцкий писал: «В героическую эпоху революции большевики шли с действительно революционными анархистами рука об руку. Многих из них партия впитала в свои ряды. Автор этих строк не раз обсуждал с Лениным вопрос о возможности предоставления анархистам известных частей территории для производства, в согласии с местным населением, их безгосударственных опытов. Но условия гражданской войны, блокады и голода оставляли слишком мало простора для подобных планов.» (Л. Троцкий. Сталинизм и большевизм, 1937 г.) Старые байки Троцкого: репрессии против анархисток и анархистов были вызваны условиями Гражданской войны, но никак и никогда не социально-реакционным характером большевизма, т.е. ещё до прихода Сталина к власти.

Сторонник коммунизма рабочих советов Пауль Маттик писал об этом следующее: «Как правило, издержки большевистской диктатуры оправдываются обстоятельствами Гражданской войны. Если это так, то нужно также признать, что Гражданская война укрепила власть большевиков. Наряду с партией ЧК стала той организацией, которая направила свои силы на борьбу со всеми противниками революции. Красная Армия заменила „рабочего с ружьём“, в солдатских советах воцарилась традиционная дисциплина. Красная Армия вела борьбу против внутренних и внешних врагов, и в этой борьбе ей были необходимы „специалисты“, т.е. офицеры царской армии, которые предоставили бы свои услуги большевикам. Популярность правительства возрастала вместе с победами армии на фронте. Какую бы позицию не занимали крестьяне и рабочие по отношению к большевикам, во время Гражданской войны они вынуждены были встать на их сторону, т.к. возвращение старого режима было бы ещё более ущербным для них. Крестьяне защищали свои новые владения, меньшевики, эсеры и анархисты спасали свою жизнь. Интервенционный характер Гражданской войны придал ей национальной оттенок и позволил правительству вести войну во имя защиты отечества.

Окончание Гражданской войны привело не к ослаблению, а к усилению большевистской диктатуры, которая начиная с этого момента направила свои репрессии против «лояльной оппозиции». Уже в марте 1919 г. на партийном съезде раздавались голоса, которые требовали запрета всех оппозиционных партий. Однако только в 1921 г. партия была готова запретить все независимые политические партии и оппозиционные группы внутри собственной партии. (Пауль Маттик, Der Leninismus und die Arbeiterbewegung des Westens (Ленинизм и рабочее движение на Западе) стр. 190-191.)

Ваш ответ:

Коды форума
Смайлики


Ник:    Пароль       
Отключить смайлики

Все время MSK

Склеить | Разбить | Закрыть | Переместить | Удалить

Новая тема | Написать ответ
Последние сообщения         
Перейти к:

Свяжитесь с нами | skunksworks.net

Copyright © skunksworks.net, 2000-2018

Разработка и техническая поддержка: skunksworks.net


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика