Регистрация | Последние сообщения | Персональный список | Поиск | Настройка конференции | Личные данные | Правила конференции | Список участников | Top 64 | Статистика раздела | faq | Что нового v.2.3 | Чат
Skunk Forum - Техника, Наука, Общество » Классовая борьба »
Коммунистическое государство (1 часть) (страница 1)

Версия для печати (настроить)
Страницы: 1 2 3

Новая тема | Написать ответ

Подписаться

Автор Тема:   Коммунистическое государство (1 часть)
Русский коммунизм
Member

Сообщений: 45
Откуда: Россия, Москва
Регистрация: Июнь 2017

написано 02 Февраля 2019 02:24ИнфоПравкаОтветитьIP


Твердохлебов Евгений Леонидович


Коммунистическое государство


Предисловие
Величайшая мечта человечества, мечта о социальной справедливости, легла в основу коммунистической идеи. Родившись в далёком прошлом, эта идея выглядела тогда невероятной, несбыточной утопией. Однако прошли годы, и умозрительный коммунизм начал свой путь к коммунизму практическому.
Сейчас, в начале двадцать первого века, коммунизм- это не только мечта, и уже далеко не утопия. Это- осознанная, насущная необходимость для народов, находящихся на острие научно-технического и социального развития человечества.
Почему коммунизм стал необходимостью?
Современное буржуазное общество, даже продвигаясь на пути технического прогресса (но продвигаясь только в той узкой мере, какая соответствует капиталистическому пониманию прогресса), заходит при этом в грандиозный тупик, такой тупик, какого ещё не знала история.
Во-первых, это тупик, обусловленный тем ресурсным и экологическим пределом, что поставила перед хищнической капиталистической экспансией сама природа нашей планеты. Такая экспансия не может быть бесконечной, ведь Земля конечна. Современная техническая цивилизация входит в неразрывное противоречие с окружающей природной средой.
Во-вторых, это тупик общественного устройства. Тупик, порождённый противоречием между естественным стремлением передовых народов планеты к развитию, к настоящему, подлинному прогрессу и неспособностью устаревшего общественного строя, капитализма, дать им это развитие.
В-третьих, это тупик в его философском понимании,- тупик, как конец прежнего пути, и начало пути нового.
Современная капиталистическая система не адекватна ни состоянию нашей планеты, ни логике истории. Выход из этого тупика может быть только одним- новая, не капиталистическая организация общественного строя для народов, идущих в авангарде мирового социального и научно-технического развития. То есть, коммунистическая организация общества. Построение общества на принципах социальной справедливости и централизованного экономического планирования и управления. Эти принципы и есть способ выхода из создавшегося тупика, ведь они подразумевают следующее: обдуманное и взвешенное, расчётливое распределение любых ресурсов, бережное отношение к окружающей среде, научно-технический прогресс в интересах всего общества в целом, а не в интересах ничтожного меньшинства, мирное сосуществование народов.
Народы, которые построят у себя настоящие, устойчивые коммунистические общества, получат масштабнейшие преимущества перед остальными народами. А именно, те преимущества, что всегда даёт наилучшая
общественная организация. Переход от капиталистической общественно-экономической формации к формации коммунистической смогут осилить только некоторые из народов Земли. Эти народы получат безграничные возможности для развития своих обществ, не ограниченные ни ближайшими десятилетиями, ни ближайшими столетиями.
История уже знает практические примеры такой организации общества. То, что несколько столетий тому назад было эфемерной социальной утопией, сейчас уже способно обрести плоть, своё безусловное реальное воплощение. Коммунизм способен стать действительностью.
Однако, становясь этой осязаемой действительностью и окончательно теряя черты утопии, коммунизм приобретает формы, далёкие от прежних представлений о нём. Исторический опыт опровергает многие прежние теоретические положения о построении общества справедливости. Коммунистическая идея, вышедшая из великой утопии, в деле практического строительства отвергает утопии малые.
Практически все значимые труды по теории коммунизма написаны более девяноста лет тому назад. Практически в каждом из этих трудов находится место тем самым “малым утопиям”, серьёзнейшим теоретическим ошибкам. Эти ошибки вскрыл только опыт практического строительства коммунистических обществ в двадцатом веке. Однако и теперь, в начале двадцать первого века, вместо того, чтобы перейти в категорию сугубо историческую, лучшие из этих трудов остаются для множества сторонников коммунистической идеи непогрешимой истиной. В результате коммунизм везде терпит сокрушительное поражение, его устаревшая теория перестаёт быть рабочим инструментом для коммунистов и превращается в догму, в клетку для всякой живой мысли.
Главная причина здесь- это известная инертность человеческого мышления. Мы должны преодолеть эту инертность. Если мы, коммунисты нового времени, видим нашей главной целью практическое пострение общества справедливости, то нашей первоочередной задачей на этом пути должна стать обширная работа по исправлению ошибок в теории коммунизма. Такие ошибки подобны минам, которыми усеяна наша дорога. Эти мины необходимо убрать. Коммунистическая теория снова должна стать прямым руководством к практическому действию.
В первую очередь это относится к России. В самом скором будущем над нашим Отечеством поднимется ослепительное солнце новой русской революции. Несостоятельность буржуазной власти снова приведёт Россию к расколу, к революции, приведёт к гражданской войне. Другого пути для России не существует и не может существовать.
Мы, русские коммунисты, как никто другой стремимся к новому единству русского народа. Единству вокруг коммунистической идеи. В рамках этой задачи и написана данная работа. В ней рассматривается вопрос о значении государственности для коммунистического общества.

Автор.

Для коммунистической идеи вопрос о государстве- один из важнейших.
Если пару столетий тому назад этот вопрос мог носить отвлечённый характер и быть предметом исключительно умозрительных построений, то сейчас ситуация изменилась. История двадцатого века показала: строительство масштабных коммунистических обществ возможно не только в теории, оно осуществимо практически. Следовательно, вопрос о государстве также приобретает в коммунистической теории абсолютно практическое, прикладное значение.
Суть этого вопроса такова: в каких практических формах осуществимо коммунистическое общество? Как будет идти эволюция этих форм? Что именно придёт на смену буржуазной государственной системе, которая неизбежно будет уничтожена с приходом коммунизма? Если это должна быть другая государственная система, коммунистическое государство, то какими свойствами оно должно обладать? Если это должна быть новая, совершенно небывалая до сих пор, негосударственная форма и организация общества, то как она будет выглядеть? Возможна ли в принципе такая новая форма, или формой коммунистического общества, даже в его максимальном развитии, всё же останется государство?

1
Коммунистическая мысль и идеальное государство. Утопии.

Стремление к справедливости лежит у основ человеческой природы. А именно, у тех её основ, что свойственны человеку, как существу общественному.
У этих же основ лежит другое изначальное стремление- стремление к идеалу. Эти великие устремления человека, стоящие рядом в мире идей, в действительности могут быть чрезвычайно отдалены. Но именно их совокупность порождает первые социальные утопии- представления людей об идеальном государстве.
Посмотрим на эти воображаемые, никогда не существовавшие государства с высоты прошедшего времени, сквозь призму объективной исторической реальности.
Повествование об идеальном государстве мы видим уже у позднего Платона. Мы видим эволюцию представлений Платона об этом государстве- от
“Государства” к ”Законам”. Это- сословное государство, где сословия отчётливо разделены и ущемлены в своих правах: одни сословия- в правах экономических, другие- в правах политических. Каждое из сословий раз и навсегда утверждено на своём месте: сословие мыслителей, сословие воинов, сословие земледельцев и ремесленников.
Идея государства достигает здесь своего абсолюта, она существует вне истории, вне общества, вне времени. Объективный идеализм Платона даёт нам лишь формулу идеального государства. Он совершенно упускает из виду то, что противоречивость реальной жизни разбивает любые математические конструкции, построенные только в голове, без опоры на действительность.
Видим ли мы в этом государстве торжество социальной справедливости? Нет, не видим. На ум приходит скорее построение общества Спарты, а за платоновскими геометрическими конструкциями проглядывает всё та же рабовладельческая основа, традиционная для эпохи. Хотя Платон, разумеется, стремится в мыслях и к идеалу, и к справедливости, но итог, при объективном рассмотрении, не соответствует замыслу. (Отдавая должное Платону, это видно только с высоты многих веков общественной эволюции.)
Оценивая величайшего мыслителя Платона с коммунистической точки зрения, мы сразу отмечаем, что именно от Платона идёт литературная и философская традиция утопий, идеальных государств. Здесь, в этой традиции, и зарождается коммунистическая мысль. В стремлении к идеальному государству появляется та мысль, которая на определённом этапе своего развития придёт к полному отрицанию всякого государства вообще.
От платоновского диалога, с его стремлением к разумному и рациональному, с его жаждой знаний берёт одно из своих начал и диалектика коммунистической мысли. Это- постоянное искание объективной истины, истины для всех. Здесь уже видны начала одной из основных идей не только последующих коммунистических утопий, но и всего коммунизма вообще: необходимость замены частной собственности общественной.
Проходит почти два тысячелетия, и Томас Мор пишет свою ”Утопию” про ”место, которого нет”. Ещё спустя столетие появляется ”Город Солнца” Томмазо Кампанеллы. Это- только одни из крупнейших вех, отмечающих путь утопической коммунистической мысли, а сколько было менее значительных, менее заметных! Сколько было вовсе неизвестных нам сегодня, затерявшихся в толще множества столетий, ушедших в вечность вместе со своими творцами.
Однако, какими бы фантастическими ни были эти утопии, сквозь каждую из них,- сквозь каждую!- проходит образ пусть идеального, но государства. Государства, именно государства, и только государства. Все эти города-коммуны, вольные области, свободные земли, собрания “совершенно равных между собой коммун”,- это прежде всего государства. Именно государства, а не какие-то другие формы существования общества. Ведь каждое из этих воображаемых идеальных обществ имеет следующие признаки (в тех или иных вариациях):
Суверенитет, чётко выраженные территориальные границы.
Централизованное управление.
Наличие и деятельность учреждений, характерных для всякой государственной власти: законодательных, исполнительных, судебных.
Всё, перечисленное выше,- характерные признаки государства. Таким образом, в коммунистической мысли вплоть до девятнадцатого века не было отрицания государства, как непосредственной формы существования коммунистического общества. Напротив, было стремление к идеальному государству, а значит, возведение государства в абсолют. Понятие идеального государства и понятие общества справедливости коммунисты тех далёких лет считали тождественными.

2
Появление марксизма. Марксизм и государственность.

Девятнадцатый век- переломный в развитии коммунистической идеи. Появляется марксизм, как научная теория, как метод объяснения и, самое главное, изменения мира. Коммунистическая идея обретает теоретическое обоснование.
Маркс, описывая экономические законы до-коммунистического общества, даёт нам превосходное понимание их сущности. Всё, что называется правом- это лишь формальное закрепление того, что определено силой. И прежде всего- силой экономического факта, действительной силой, что всегда предшествует формальному юридическому и политическому праву. Конечную цель всего исторического развития человечества Маркс видит в победе человека
над экономической необходимостью.
Невозможно отбросить всю прежнюю историю, но возможно увидеть в этой истории процесс развития человечества. Возможно поставить перед собой
задачу открыть законы, по которым происходит этот процесс. Такое, материалистическое, понимание философии Гегеля становится одной из основ марксизма. Если мысли Вольтера и Руссо во многом подготовили Великую французскую революцию, то гегелевская философия предшествует марксизму. Именно в ней берёт своё начало марксистская диалектика.
Как в рамках этой диалектики выглядят государство и государственность?
Что касается буржуазного государства, то здесь, конечно же, всё предельно ясно и понятно. Такое государство есть особая организация силы для подавления эксплуатируемых классов, происходящая из общества и ставящая себя над этим обществом. Задача коммунистической революции- не улучшение такого государства, но разрушение его, уничтожение буржуазной государственной машины, концентрация всех сил, действующих разрушительно. Эту коммунистическую аксиому марксизм поясняет и уточняет, а в будущем опыт всех революций без исключения окончательно подтверждает её.
Что же касается той формы, в которой будет существовать будущее коммунистическое общество, то здесь в трудах Маркса и Энгельса мы наблюдаем:
1. Точную, определённую формулировку всего того, что относится к первым шагам этого общества. Чёткое указание на государственную форму.
2. Расплывчатое, туманное, опирающееся на общие фразы описание
далёкого будущего коммунистического общества и его эволюции.
Упоминание негосударственных форм.
При рассмотрении первого пункта мы видим, что уже в раннем марксизме абсолютно отчётливо обозначены первые шаги
коммунистического общества. Вот лишь отдельные, отрывочные цитаты из “Манифеста коммунистической партии” (ранний марксизм), описывающие те меры, что могут быть приняты после победы рабочей революции:
“Экспроприация земельной собственности и обращение земельной ренты на покрытие государственных расходов.”
“Централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом...”
“Централизация всего транспорта в руках государства.”
“Увеличение числа государственных фабрик...”
Таким образом, описывая общество, где пролетариат завоёвывает господство, организовывается как господствующий класс, Маркс и Энгельс употребляют слово “государство”. Здесь, в “Манифесте коммунистической партии”, слова “государство” и “централизация” звучат, как сами собой разумеющиеся. Ещё более отчётливо сказано в “Принципах коммунизма”, написанных Фридрихом Энгельсом в 1847 году в форме катехизиса и явившихся предварительным наброском к “Манифесту”:
“...пролетариат будет вынужден идти всё дальше, всё больше концентрировать в руках государства весь капитал, всё сельское хозяйство, всю промышленность, весь транспорт и весь обмен.”
При рассмотрении второго пункта мы видим, что как в раннем марксизме, так и в трудах позднего марксизма будущее развитие состоявшегося коммунистического общества и его эволюция описаны лишь общими фразами, в которых нет конкретики, нет определённости. Однако при этом совершенно чётко выражена мысль о естественном отмирании государства при коммунизме,
о замене государственной формы общества другими, гипотетическими формами.
Цитата из “Манифеста коммунистической партии”: “На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием
свободного развития всех.”
Цитата из работы Энгельса “Происхождение семьи, частной собственности и государства”: “С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство. Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором.”
Цитаты из “Анти-Дюринга”: “Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним.” “Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества- взятие во владение средств производства от имени общества,- является в то же время последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами. Государство не “отменяется”, оно отмирает.”
Почему в марксизме (и в раннем, и в позднем) мы видим отчётливое отрицание государственности в развитом коммунистическом обществе? Почему марксизм, который обстоятелен и конкретен в своих положениях, выдвигает столь туманный и неопределённый тезис об отмирании государства вследствие того, что необходимость в нём отпадает? (Именно отсюда, из этого тезиса,(и в том числе, как объяснение его) появляется марксистское положение о ступенях, или фазах коммунистической общественно-экономической формации. Первой фазой здесь является социализм, а второй, или высшей,- “полный коммунизм”.)
Ответ на эти вопросы подразумевает выделение трёх самостоятельных основных причин.
Первая причина заключается в том, что Маркс и Энгельс абсолютизируют экономический базис общества, его экономические законы. Примат экономики в марксизме столь велик, что позволяет допустить мысль о том, что управление обществом можно свести к “управлению вещами”, вместо управления людьми.
Эта мысль видна уже в раннем марксизме. Вот как она выглядит в “Манифесте коммунистической партии”, в описании учений социалистов-утопистов (Сен-Симона, Оуэна, Фурье): “Их положительные выводы насчёт будущего общества, например...превращение государства в простое управление производством”. Здесь же виден и первоначальный источник этой мысли, мысли об упразднении государства,- Сен-Симон, с его идеей индустриального
строя. Строя, в котором производительные силы общества выступают в роли общественных и политических контролёров, непосредственно определяя форму коммунистического общества.
Почти всё, что говорится в марксизме о конкретных формах коммунистического общества, основано на трудах трёх великих социалистов-утопистов: Сен-Симона, Оуэна и Фурье. Здесь марксизм не только выступает
историческим преемником социалистических утопий, но и рождает утопии собственные.
Вторая причина прекрасно видна нам при подробном рассмотрении крупнейшего противостояния в коммунистической борьбе тех далёких лет:
противостояния марксизма и анархо-коммунизма (а именно, бакунизма).
Бакунин рассматривал государство, как паразитический организм. Ни в первых шагах коммунистического общества, ни в его эволюции, государства быть не должно, считал он. “...вольная организация снизу вверх посредством вольных союзов”,- такой, по его мнению, должна быть настоящая форма коммунистического общества.
Признание Марксом государственной формы зарождающегося коммунистического общества позволило Бакунину назвать марксистов “государственными коммунистами”. В противоположность им, анархо-коммунисты стали называть себя “противогосударственными социалистами”.
Максимального накала борьба марксизма и бакунизма достигла в Первом Интернационале, она же явилась основной причиной его распада. Вот цитата из письма Бакунина (написанного им в 1871 году секции Женевского Альянса), которая прекрасно передаёт дух этой борьбы:
“Что же надо делать? Одно только: возобновить открыто нашу борьбу. Не бойтесь убить этим Интернационал. Если что нибудь может его убить, так это именно дипломатия и интриги, это закулисная борьба, которая составляет теперь всю тактику наших врагов, не только женевских, но и лондонских также.
Открытая борьба вернёт Интернационалу жизнь и силу, тем более что открытая борьба не может быть борьбой личностей, она необходимо станет великой борьбой двух принципов: принципа авторитарного коммунизма и принципа революционного социализма.”
Идеи Бакунина, его личность, были популярны и влиятельны в мировом коммунистическом движении тех лет. Слова “государственные коммунисты” звучали из его уст, как тяжёлое, серьёзное обвинение. Частичное отрицание государства не могло превратиться у Маркса и Энгельса в абсолютное отрицание, как это было у Бакунина. Однако это частичное отрицание, из практико-тактических соображений, следовало теперь подчеркнуть, выделить особо, поставить напоказ.
Третья причина заключается в самом характере марксизма- учения по-настоящему интернационального. Маркс пытался посмотреть очень далеко- пусть даже этот взгляд в конечном итоге оказался неверным. Представляя будущее человечества, как единый коммунистический мир, Маркс не мог не думать о деталях.
Практическое, настоящее объединение всех народов мира в одно огромное, наднациональное общество невозможно. Такое объединение неосуществимо. Однако, если представить себе такую гипотетическую задачу, то очевидно, что первыми шагами к её осуществлению было бы следующее:
Унификация всего, что только возможно, в мировом масштабе: производства, культуры, искусства, языков и письменности, обычаев, и прочее, и прочее.
Уничтожение национальной самоидентификации людей. Уничтожение понятий “нация” и “народ”.
Уничтожение государств и государственности, в мировом масштабе.
Создание одной негосударственной управляющей структуры, как управляющего, координирующего, информационного, аналитического (и прочее, и прочее) центра нового всемирного общества. (Подобная структура, будь она действительно создана, явила бы миру такой тип власти, такую форму общественного насилия, перед которой померкли бы все формы государственного насилия в человеческой истории.)
Именно так выглядит путь к тому идеальному обществу, что представлял себе Маркс. Однако истории свойственны парадоксы. Представления великого коммуниста о будущем обществе стали предтечей современной капиталистической глобализации. Тот образ единого мира, который создаёт Маркс, во многом напоминает концепции современных буржуазных глобалистов. В обоих этих случаях конечные цели, казалось бы, диаметрально противоположны. Однако как в первом, так и во втором случае конечная цель не оставляет места для самого существования понятий “народ” и “государство”.

3
Первые коммунистические государства. Опыт
строительства, опыт поражения.

Жизнь не совпала с предсказаниями Маркса и Энгельса. Первое коммунистическое государство мира появилось не в Англии и не в Германии. Оно появилось в России.
Переход от буржуазного строя к коммунистическому обществу понимался в марксизме, как резкая трансформация нескольких передовых капиталистических стран мира, под действием их собственных противоречий.
Для этого перехода в стране должна существовать развитая материальная база и
объективные экономические предпосылки.
В действительности такой переход произошёл в одной, далеко не передовой капиталистической стране, стране со скудной материальной базой. Предпосылками этого перехода оказались безысходность и безвыходность положения России, а также наивысшая способность к восприятию коммунизма у русского народа. Эти факторы на практике оказались гораздо более важными, чем те, о которых говорили Маркс и Энгельс.
В революции и последующей гражданской войне победила партия большевиков под руководством Ленина. Идеологией этой партии был марксизм, при этом у Ленина было твёрдое понимание его сути, как оружия для разрушения буржуазной общественно-экономической формации.
Страна сразу же разделилась на два лагеря, ожесточённо воевавших друг с другом. Одни сражались за “Бога, царя и Отечество” (смысл этого словосочетания к тому времени лучше всего передала бы басня про лебедя, рака и щуку). У других с каждым месяцем росло убеждённое осознание правоты революции и убеждённая вера в её победу.
Впервые в мире коммунизм стал практическим путём общества, и теоретическим обоснованием этого пути стал марксизм. Сейчас, сто лет спустя, мы видим, что этот практический путь не стал путём исправления теоретических ошибок марксизма. Марксизм-ленинизм, то есть марксизм в советской интерпретации, повторил каждую из этих ошибок на практике. Почему это произошло?
Во-первых, марксизм полностью оправдал себя на этапе разрушения буржуазных государств, как в нашей стране, так и за её пределами. Во-вторых, он оправдал себя на последующем первоначальном этапе строительства коммунизма. Именно на этом важнейшем этапе марксизм лёг в основу новых, коммунистических государств, сразу же потеснив собой такие традиционные государственные основы, как: национальную, религиозную, территориальную. Марксизм не дополнял собой эти основы, но заменял их собой, либо пытался заменить. Становясь единственным фундаментом государства, марксизм неизбежно и неотвратимо превращался из живого учения в окостеневшую, неподвижную догму.
Затем, по окончанию революционной борьбы и нескольких первых десятилетий коммунистического строительства, превратившийся в догму марксизм становился причиной крушения коммунистических обществ. Теоретические ошибки марксизма в таких обществах уже невозможно было исправить, не потревожив тем самым единственный фундамент государства. Эти ошибки марксизма разрушали коммунистические государства подобно тому, как сам марксизм разрушал государства буржуазные.
Главнейшей из этих ошибок является отрицание государственности в развитом коммунистическом обществе.
К настоящему времени в мире не осталось ни одного государства, основой которого в действительности оставался бы марксизм. Таким образом, полностью завершилась отдельная историческая эпоха, незначительная по своей длительности и громадная по значению. Началом её было строительство коммунистических государств на основе марксизма, окончанием- поражение коммунизма в каждой из этих стран.
Вот главные уроки этого строительства и этого поражения:
Строительство коммунистического общества в отдельно взятой стране оказалось возможным. При этом ни марксизм (как та теория, что сформировалась еще при жизни её основателей- Маркса и Энгельса), ни его многочисленные позднейшие разновидности не стали надёжной теоретической и идеологической основой при действительном построении коммунистических обществ. Ни одно из таких обществ не прошло главного испытания- испытания временем.
Зарождение и первоначальное развитие коммунистических идей в каждой отдельно взятой стране всегда проходило с интернациональным участием, прямым или косвенным. Степень этого участия в каждом конкретном случае была разной, как разным было и его влияние на национальную коммунистическую организацию. Однако, с победой коммунистов в данной стране и началом уже не теоретического, но реального строительства коммунистического государства, многие принципы интернационального
коммунизма отбрасывались за ненадобностью. На первое место неизбежно выходили национальные интересы страны. Впервые с этим вопросом столкнулась РСФСР в ближайшие послереволюционные годы. Коммунистическая идея может возникнуть и развиться в интернациональном
союзе, но её действительное воплощение в жизнь- строительство коммунистического государства,- всегда сугубо национально. Любые международные союзы существуют ровно до тех пор, пока напрямую не затронуты национальные интересы их участников. Декларируемый интернационализм этих союзов- это тонкий слой наносной почвы на скале неистребимых межнациональных противоречий.
Ни одно из коммунистических обществ, существовавших в двадцатом веке, не меняло своих государственных форм на какие-либо другие формы. Не было даже такой тенденции. Отмирания государства не происходило ни через его ослабление, ни через чрезмерное усиление, ни каким-либо другим образом. Коммунистические общества существовали исключительно в виде коммунистических государств. В Советском Союзе на словах повторяли тезис о будущем отмирании государства, а на деле строили абсолютно централизованную государственную систему, которую на Западе совсем не случайно называли “красной империей”. Эта империя так же пала, как пали все другие империи в мировой истории.
Основанием всей мировой коммунистической системы служило только одно государство- Советский Союз. При падении Советского Союза вся эта система рассыпалась, словно карточный домик. Таким образом, крупнейшее и сильнейшее из коммунистических государств выступало в роли платформы, удерживающей на плаву другие коммунистические государства.
Стержнем Советского Союза, его государствообразующим народом был русский народ. Великая Октябрьская социалистическая революция по своей сути и значению была Великой русской революцией. Эта революция была делом русского народа, производным его исторического развития.
Объединение большой страны исключительно на основе коммунистической идеи не может быть прочным и долговременным. Оно будет существовать ровно до тех пор, пока нет серьёзного кризиса в государственной идеологии. Наступление такого кризиса ознаменует собой разрушение государства. (На примере Советского Союза мы наблюдали именно этот процесс.) Следовательно, недопустимо придавать коммунизму значение единственной основы государства. (Забывая при этом про национальную и территориальную основы.)
Соединение многих народов в одном коммунистическом обществе не способно выдержать испытания временем. Распад единого государства немедленно положил начало многочисленным межнациональным войнам как в самих национальных республиках, так и между ними. Быстрота этого процесса говорит только об одном: среди народов Союза шла подспудная межнациональная рознь, подавленная только силой мощнейшей государственной системы. Этот факт делает несостоятельными все положения марксизма (интернационального коммунизма) о дружбе и единстве народов.
Такое единство оказалось невозможным даже внутри одного коммунистического общества.

Диалектик
Member

Сообщений: 2307
Откуда: НОВОСИБИРСК, Россия
Регистрация: Март 2007

написано 02 Февраля 2019 17:09ИнфоПравкаОтветитьIP

Коммунистическое государство, такой же сюр, как бесклассовые классы. Если есть одно, то другого быть не может.

02 Февраля 2019 18:50 asenberg приклеил тему "Коммунистическое государство (2 часть)".
Ваш ответ:

Коды форума
Смайлики


Ник:    Пароль       
Отключить смайлики
Страницы: 1 2 3

Все время MSK

Склеить | Разбить | Закрыть | Переместить | Удалить

Новая тема | Написать ответ
Последние сообщения         
Перейти к:

Свяжитесь с нами | skunksworks.net

Copyright © skunksworks.net, 2000-2019

Разработка и техническая поддержка: skunksworks.net


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика