Регистрация | Последние сообщения | Персональный список | Поиск | Настройка конференции | Личные данные | Правила конференции | Список участников | Top 64 | Статистика раздела | faq | Что нового v.2.3 | Чат
Skunk Forum - Техника, Наука, Общество » Классовая борьба »
Возникновение нового в рамках старого (страница 1)

Версия для печати (настроить)
Страницы: 1 2

Новая тема | Написать ответ

Подписаться

Автор Тема:   Возникновение нового в рамках старого
Диалектик
Member

Сообщений: 2601
Откуда: НОВОСИБИРСК, Россия
Регистрация: Март 2007

написано 31 Января 2021 12:02ИнфоПравкаОтветитьIP

Предлагаю рассмотреть зарождение капитализма в рамках феодализма, чтобы осмыслить общие принципы такого перехода для их сознательного использования.
Лень писать коротко, поэтому выкладываю портянку.

Создание предпосылок к возникновению капитализма в рамках феодализма.

В основе феодального способа производства лежит натуральное хозяйство.
Торговля играла незначительную роль и сводилась либо к торговле предметами роскоши, либо к торговле такими редкими, но важными в хозяйстве предметами, которые могли быть добыты лишь в немногих пунктах (железо, олово, медь, соль и т. п.). Осуществлялась странствующими купцами.
При той форме товарного производства, которая развивалась в средние века, вопрос о том, кому должен принадлежать продукт труда, не мог даже и возникнуть. Он изготовлялся отдельным производителем обыкновенно из собственного сырья, часто им же самим произведенного, при помощи собственных средств труда и собственными руками или руками семьи. Такому производителю незачем было присваивать себе этот продукт, он принадлежал ему по самому существу дела. Следовательно, право собственности на продукты покоилось на собственном труде. Даже там, где пользовались посторонней помощью, она, как правило, играла лишь побочную роль и зачастую вознаграждалась помимо заработной платы еще и иным путем: цеховой ученик и подмастерье работали не столько ради содержания и платы, сколько ради собственного обучения и подготовки к званию самостоятельного мастера.
Разумеется, и в период раннего средневековья имелись города, сохранившиеся от античности или возникшие вновь и являвшиеся либо административными центрами, либо укреплёнными пунктами (крепостями — бургами), либо церковными центрами (резиденциями архиепископов, епископов и т. п.). Однако при почти безраздельном господстве натурального хозяйства, когда ремесленная деятельность ещё не отделилась от сельскохозяйственной, все эти города не были и не могли быть средоточием ремесла и торговли. Хоть в некоторых городах раннего средневековья уже в VIII—IX вв. развивалось ремесленное производство и имелись рынки, но это не меняло картины в целом.
Как ни медленно шло развитие производительных сил в раннее средневековье, всё же к X—XI вв. в хозяйственной жизни Европы произошли важные изменения. Они выражались в изменении и развитии техники и навыков ремесленного труда, в дифференциации его отраслей. Значительно усовершенствовались отдельные ремёсла: добыча, плавка и обработка металлов, прежде всего кузнечное и оружейное дело; выделка тканей, особенно сукон; обработка кожи; производство более совершенных глиняных изделий с применением гончарного круга; мельничное дело, строительное и т. д.
Расчленение ремёсел на новые отрасли, усовершенствование техники производства и навыков труда требовали дальнейшей специализации ремесленника. Но такая специализация была несовместима с положением, в котором находился крестьянин, ведущий самостоятельно своё хозяйство и работающий одновременно как земледелец и как ремесленник. Необходимо было превращение ремесла из подсобного производства при земледелии в самостоятельную отрасль хозяйства.
Другой стороной процесса, подготовившего отделение ремесла от сельского хозяйства, явился прогресс в развитии земледелия и скотоводства. С усовершенствованием орудий и способов обработки почвы, особенно с повсеместным распространением железного плуга, а также двуполья и трёхполья, произошёл значительный рост производительности труда в сельском хозяйстве. Увеличились площади культивируемой земли; расчищались леса и распахивались новые земельные массивы. Большую роль в этом играла внутренняя колонизация — заселение и хозяйственное освоение новых областей. В результате всех этих изменений в сельском хозяйстве увеличилось количество и разнообразие сельскохозяйственных продуктов, сократилось время для их производства и, следовательно, увеличился прибавочный продукт, присваиваемый феодальными землевладельцами. Известный избыток над потреблением начал оставаться и в руках крестьянина. Это давало возможность обмена части продуктов сельского хозяйства на изделия ремесленников-специалистов.
Таким образом, примерно к X—XI вв. в Европе появились все необходимые условия для отделения ремесла от сельского хозяйства. При этом отделившееся от сельского хозяйства ремесло — мелкое промышленное производство, основанное на ручном труде, прошло в своём развитии ряд стадий.
Первой из них явилось производство изделий по заказу потребителя, когда материал мог принадлежать и потребителю-заказчику, и самому ремесленнику, а оплата труда производилась либо натурой, либо деньгами. Такое ремесло могло существовать не только в городе, оно имело значительное распространение и в деревне, являясь дополнением к крестьянскому хозяйству. Однако при работе ремесленника на заказ товарное производство ещё не возникало, ибо продукт труда на рынке не появлялся. Следующая стадия в развитии ремесла была связана уже с выходом ремесленника на рынок. Это было новым и важным явлением в развитии феодального общества.
Ремесленник, специально занимавшийся изготовлением ремесленных изделий, не мог бы существовать, если бы он не обращался к рынку и не получал там в обмен на свои изделия необходимые ему продукты сельскохозяйственного производства. Но, производя изделия для продажи на рынке, ремесленник становился товаропроизводителем. Так, появление ремесла, обособленного от сельского хозяйства, означало зарождение товарного производства и товарных отношений, появление обмена между городом и деревней и возникновение противоположности между ними.
Ремесленники, выделявшиеся постепенно из массы закрепощённого и феодально зависимого сельского населения, стремились уйти из деревни, бежать из-под власти своих господ и поселиться там, где они могли бы найти наиболее благоприятные условия для сбыта своей продукции, для ведения своего самостоятельного ремесленного хозяйства. Бегство крестьян из деревни привело непосредственно к образованию средневековых городов как центров ремесла и торговли.
Уходившие и бежавшие из деревни крестьяне-ремесленники селились в различных местах в зависимости от наличия благоприятных условий для занятия ремеслом (возможность сбыта изделий, близость к источникам сырья, относительная безопасность и т. п.). Местом своего поселения ремесленники избирали нередко именно те пункты, которые играли в раннее средневековье роль административных, военных и церковных центров. Многие из этих пунктов были укреплены, что обеспечивало ремесленникам необходимую безопасность. Сосредоточение же в этих центрах значительного населения — феодалов с их слугами и многочисленной свитой, духовных лиц, представителей королевской и местной администрации и т. д.— создавало благоприятные условия для сбыта здесь ремесленниками своих изделий. Ремесленники селились также вблизи больших феодальных владений, усадеб, замков, обитатели которых могли явиться потребителями их товаров. Селились ремесленники и у стен монастырей, куда стекалось много людей на богомолье, в населённых пунктах, находившихся на скрещении важных дорог, у речных переправ и мостов, в устьях рек, на берегах удобных для стоянки кораблей бухт, заливов и т. п. При всём различии тех мест, где они возникали, все эти поселения ремесленников становились центрами средоточия населения, занятого производством ремесленных изделий на продажу, центрами товарного производства и обмена в феодальном обществе.
Города играли в развитии внутреннего рынка при феодализме важнейшую роль. Расширяя, хотя и медленно, ремесленное производство и торговлю, они втягивали в товарный оборот как господское, так и крестьянское хозяйство и тем самым содействовали развитию производительных сил в сельском хозяйстве, зарождению и развитию в нём товарного производства, росту внутреннего рынка в стране.
Основное население городов, возникших в X—XI вв. в Европе, составляли ремесленники. Крестьяне, бежавшие от своих господ или уходившие в города на условиях выплаты господину оброка, становясь горожанами, постепенно освобождались отличной зависимости феодалу «Из крепостных средневековья, — писали Маркс Энгельс, — вышло свободное население первых городов» ( К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест Коммунистической партии, Соч., т. 4, изд. 2, стр. 425,). Но и с появлением средневековых городов процесс отделения ремесла от сельского хозяйства не закончился. С одной стороны, ремесленники, став горожанами, ещё очень долго сохраняли следы своего сельского происхождения. С другой стороны, в деревне как господское, так и крестьянское хозяйство продолжало ещё в течение длительного времени удовлетворять большую часть своих потребностей в ремесленных изделиях собственными средствами. Отделение ремесла от сельского хозяйства, начавшее осуществляться в Европе в IX—XI вв., далеко ещё не являлось полным и завершённым.
К тому же ремесленник первое время был одновременно и торговцем. Лишь в дальнейшем в городах появились купцы — новый общественный слой, сферой деятельности которого являлось уже не производство, а только обмен товаров. В отличие от странствующих купцов, существовавших в феодальном обществе в предшествующий период и занимавшихся почти исключительно внешней торговлей, купцы, появившиеся в европейских городах в XI—XII вв., занимались уже преимущественно внутренней торговлей, связанной с развитием местных рынков, т. е. с обменом товаров между городом и деревней. Отделение купеческой деятельности от ремесленной было новым шагом в общественном разделении труда.
Средневековые города весьма отличались по своему внешнему виду от современных городов. Они были обычно окружены высокими стенами — деревянными, чаще каменными, с башнями и массивными воротами, а также глубокими рвами для защиты от нападения феодалов и нашествия неприятеля. Жители города — ремесленники и купцы несли сторожевую службу и составляли городское военное ополчение. Стены, окружавшие средневековый город, со временем становились тесными и не вмещали всех городских построек. Вокруг стен постепенно возникали городские предместья — посады, населенные главным образом ремесленниками, причем ремесленники одной специальности жили обычно на одной улице. Так возникали улицы — кузнечные, оружейные, плотничьи, ткацкие и т. п. Предместья в свою очередь обносились новым кольцом стен и укреплений.
Размеры европейских городов были весьма невелики. Как правило, города были малы и тесны и насчитывали лишь от одной до трёх-пяти тысяч жителей. Только очень крупные города имели население в несколько десятков тысяч человек.
Хотя основная масса горожан занималась ремеслом и торговлей, известную роль в жизни городского населения продолжало играть занятие сельским хозяйством. Многие жители города имели свои поля, пастбища и огороды вне городских стен, а отчасти и в черте города. Мелкий скот (козы, овцы и свиньи) нередко пасся прямо в городе, причём свиньи находили себе там обильную пищу, так как мусор, остатки пищи и нечистоты обычно выбрасывались прямо на улицу.
В городах вследствие антисанитарного состояния часто вспыхивали эпидемии, смертность от которых была очень велика. Часто случались и пожары, так как значительная часть городских здании была деревянной и дома примыкали друг к другу. Стены мешали городу расти вширь, поэтому улицы делались крайне узкими, а верхние этажи домов нередко выдавались в виде выступов над нижними, и крыши домов, расположенных на противоположных сторонах улицы, чуть ли не соприкасались друг с другом. Узкие и кривые городские улицы были часто полутёмными, на некоторые из них никогда не проникали лучи солнца. Уличного освещения не существовало. Центральным местом в городе была обычно рыночная площадь, неподалёку от которой располагался городской собор.
Борьба городов с феодальными сеньорами в XI—XIII вв.
Средневековые города возникали всегда на земле феодала и поэтому неизбежно должны были подчиняться феодальному сеньору, в руках которого первоначально была сосредоточена вся власть в городе. Феодал был заинтересован в возникновении города на своей земле, так как промыслы и торговля приносили ему дополнительный доход.
В средние века в Западной Европе говорили: «Нет земли без сеньора».
Поэтому, где бы ни возникал город, он имел своего господина, под властью которого находилось городское население. Горожане платили сеньору оброк изделиями ремесла. Приказчики феодала судили горожан, взимали с них штрафы и другие платежи.
По мере того как города росли и богатели, феодалы старались получать от них всё больше доходов. Сеньор обременял горожан новыми денежными поборами. Нередко он во главе вооружённой свиты нападал на город и силой забирал в лавках торговцев и в мастерских ремесленников всё, что ему нравилось.
Притеснения и грабежи феодалов мешали развитию ремесла и торговли в городах.
По стремление феодалов извлечь как можно больше доходов неизбежно приводило к борьбе между городом и его сеньором. Феодалы прибегали к прямому насилию, вызывавшему отпор со стороны горожан и их борьбу за освобождение от феодального гнёта. От исхода этой борьбы зависело политическое устройство, которое получал город, и степень его независимости по отношению к феодальному сеньору.
Бежавшие от своих сеньоров крестьяне, селившиеся в возникавших городах, приносили с собой из деревни обычаи и навыки существовавшего там общинного устройства. Строй общины-марки, изменённый в соответствии с условиями городского развития, сыграл очень большую роль в организации городского самоуправления в средние века.
Борьба между сеньорами и горожанами, в процессе которой возникало и складывалось городское самоуправление, протекала в различных странах Европы по-разному, в зависимости от условий их исторического развития. В Италии, например, где города рано достигли значительного экономического расцвета, горожане добились большой самостоятельности уже в XI—XII вв. Многие города Северной и Средней Италии подчинили себе значительные области вокруг города и стали городами-государствами. Это были городские республики — Венеция, Генуя, Пиза, Флоренция, Милан и др.
Сходное положение имело место и в Германии, где так называемые имперские города начиная с XII, а особенно в XIII в., подчиняясь формально императору, наделе являлись независимыми городскими республиками. Они имели право самостоятельно объявлять войну, заключать мир, чеканить свою монету и т. д. Такими городами были Любек, Гамбург, Бремен, Нюрнберг, Аугсбург, Франкфурт-на-Майне и другие.
Многие города Северной Франции — Амьен, Сен-Кантен, Бове, Лан и др.— в результате упорной и ожесточённой борьбы со своими феодальными сеньорами, принимавшей нередко характер кровавых вооружённых столкновений, точно так же добились права самоуправления и могли выбирать из своей среды городской совет и должностных лиц, начиная с главы городского совета. Во Франции и в Англии глава городского совета назывался мэром, а в Германии — бургомистром. Самоуправляющиеся города (коммуны) имели собственный суд, военное ополчение, финансы и право самообложения.
В то же время они освобождались от выполнения обычных сеньориальных повинностей — барщины и оброка и от различных платежей. Обязанности городов-коммун по отношению к феодальному сеньору ограничивались обычно лишь ежегодной уплатой определенной, сравнительно невысокой денежной ренты и посылкой на помощь сеньору в случае войны небольшого военного отряда.
На Руси в XI в. с развитием городов усилилось значение вечевых собраний. Горожане, как и в Западной Европе, вели борьбу за городские вольности. Своеобразный политический строи сложился в Новгороде Великом. Он представлял собой феодальную республику, но большие политическую силу там имело торгово-промышленное население.
Горожане стремились освободиться от власти феодалов. Жители города давали друг другу клятву стойко бороться против сеньора. Часто между феодалами и горожанами происходили войны, длившиеся десятки лет.
Средневековый город был военной крепостью, ещё более неприступной, чем рыцарский замок. Путник, направлявшийся в город, издали видел стены и башни городских укреплений. Их опоясывал глубокий ров. Войти в город можно было через массивные ворота, всегда зорко охранявшиеся стражей. Лишь большое войско могло овладеть городскими укреплениями. Горожанам приходилось выдерживать изнурительные осады и отражать яростные штурмы феодалов.
В качестве примера событие, происходившие в городе Лапе на северо-востоке Франции и описанное летописцем.
Сеньором здесь был жадный и надменный епископ; его притеснениям не было конца. Горожане уговорили епископа отказаться от власти над городом, уплатив ему большую сумму денег. Но через три года сеньор, растратив полученные деньги, замыслил лишить город независимости. Летописец говорит, что это «привело сердца горожан в ярость и смятение». В Лане началось восстание. Вооружённые копьями и мечами, а то и просто камнями и палками, восставшие перебили стражу и ворвались во дворец епископа. Перепуганный сеньор спрятался в пустой винной бочке в подвале, но горожане нашли его и убили. На усмирение восстания в Лане двинули войска соседние феодалы. Они захватили город и учинили над жителями жестокую расправу. Но и после этого горожане Лана ещё долго и упорно боролись за свою свободу и в конце концов освободились от власти сеньора.
В XII-XIII веках во всей Западной Европе происходила борьба городов с феодалами. Многие города добились независимости путём кровопролитных войн и восстаний.
Степень самостоятельности в городском самоуправлении, достигнутая городами, была неодинакова и зависела от конкретных исторических условий. Нередко городам удавалось получить права самоуправления путем уплаты сеньору крупной суммы денег. Таким путем получили освобождение из-под опеки сеньора и пали коммунами многие богатые города Южной Франции, Италии и др.
Часто большие города, особенно города, стоявшие на королевской земле, не получали прав самоуправления, но пользовались рядом привилегии и вольностей, в том числе и правом иметь выборные органы городского управления, действовавшие, однако, совместно с назначаемым королем чиновником или другим представителем сеньора. Такие неполные права самоуправления имели Париж и многие другие города Франции, например, Орлеан, Бурж, Лорис, Лион, Нант, Шартр, а в Англии — Линкольн, Ипсвич, Оксфорд, Кембридж, Глостер. Но не всем городам удавалось добиться и такой степени самостоятельности. Некоторые города, особенно мелкие, не имевшие достаточно развитого ремесла и торговли и не обладавшие необходимыми денежными средствами и силами для борьбы со своими сеньорами, оставались целиком под управлением сеньориальной администрации.
Таким образом, результаты борьбы городов с их сеньорами были различны. Однако в одном отношении они совпадали. Все горожане сумели добиться личного освобождения от крепостной зависимости. Поэтому если бежавший в город крепостной крестьянин жил в нем в течение определенного срока, обычно — один год и один день, он также становился свободным и ни один сеньор не мог вернуть его в крепостное состояние. «Городской воздух делает свободным», — гласила средневековая пословица.
Городское ремесло и его цеховая организация
Производственную основу средневекового города составляло ремесло. Для феодализма характерно мелкое производство как в деревне, так и в городе. Ремесленник, подобно крестьянину, был мелким производителем, который имел свои орудия производства, вел самостоятельно своё частное хозяйство, основанное на личном труде, и имел своей целью не получение прибыли, а добывание средств к существованию. «Приличное его положению существование, — а не меновая стоимость как таковая, не обогащение как таковое...» (К. Маркс, Процесс производства капитала в кн. «Архив Маркса и Энгельса», т. II (VII), стр. 111.) являлось целью труда ремесленника.
Характерной особенностью средневекового ремесла в Европе была его цеховая организация — объединение ремесленников определённой профессии в пределах данного города в особые союзы — цехи. Цехи появились почти одновременно с возникновением городов. В Италии они встречались уже с X в., во Франции, Англии, Германии и Чехии — с XI—XII вв., хотя окончательное оформление цехов (получение специальных хартий от королей, запись цеховых уставов и т. п.) происходило, как правило, позже. Ремесленные корпорации существовали и в русских городах (например, в Новгороде).
Цехи возникли как организации бежавших в город крестьян, нуждавшихся в объединении для борьбы против разбойничьего дворянства и в защите от конкуренции. В числе причин, обусловивших необходимость образования цехов, Маркс и Энгельс отмечали также потребность ремесленников в общих рыночных помещениях для продажи товаров и на необходимость охраны общей собственности ремесленников на определённую специальность или профессию. Объединение ремесленников в особые корпорации (цехи) было обусловлено всей системой феодальных отношений, господствовавших в средние века, всей феодально-сословной структурой общества (См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Немецкая идеология, Соч., т. 3, изд. 2, стр. 23 и 50—51.).
Образцом для цеховой организации, как и для организации городского самоуправления, был общинный строй (См. Ф. Энгельс, Марка; в кн. «Крестьянская война в Германии», М. 1953, стр. 121.). Объединённые в цехи ремесленники являлись непосредственными производителями. Каждый из них работал в своей собственной мастерской со своими инструментами и на своём сырье. Он срастался с этими средствами производства, по выражению Маркса, «как улитка с раковиной» (К. Маркс, Капитал, т. I, стр. 366.). Традиционность и рутина были характерны для средневекового ремесла, так же, как и для крестьянского хозяйства.
Внутри ремесленной мастерской почти не существовало разделения труда. Разделение труда осуществлялось в виде специализации между отдельными цехами, что с развитием производства приводило к увеличению числа ремесленных профессии и, следовательно, количества новых цехов. Это хотя и не изменяло характера средневекового ремесла, но обусловливало определённый технический прогресс, усовершенствование навыков труда, специализацию рабочего инструмента и т. п. Ремесленнику помогала обычно в работе его семья. Вместе с ним работали один или два подмастерья и один или несколько учеников. Но полноправным членом цеха являлся только мастер, владелец ремесленной мастерской. Мастер, подмастерье и ученик стояли на разных ступенях своеобразной цеховой иерархии. Предварительное прохождение двух низших ступеней было обязательным для всякого желавшего вступить в цех и стать его членом. В первый период развития цехов каждый ученик мог сделаться через несколько лет подмастерьем, а подмастерье — мастером.
В большинстве городов принадлежность к цеху являлась обязательным условием для занятия ремеслом. Этим устранялась возможность конкуренции со стороны не входивших в цех ремесленников, опасной для мелких производителей в условиях весьма узкого в то время рынка и относительно незначительного спроса. Ремесленники, входившие в цех, были заинтересованы в том, чтобы изделиям членов данного цеха был обеспечен беспрепятственный сбыт. В соответствии с этим цех строго регламентировал производство и через посредство специально избранных должностных лиц следил за тем, чтобы каждый мастер — член цеха — выпускал продукцию определённого качества. Цех предписывал, например, какой ширины и цвета должна быть изготовляемая ткань, сколько нитей должно быть в основе, каким следует пользоваться инструментом и материалом и т. д.
Будучи корпорацией (объединением) мелких товаропроизводителей, цех ревностно следил за тем, чтобы производство всех его членов не превышало определённого размера, чтобы никто не вступал в конкуренцию с другими членами цеха, выпуская больше продукции. С этой целью цеховые уставы строго ограничивали число подмастерьев и учеников, которое мог иметь у себя один мастер, запрещали работу в ночное время и в праздничные дни, ограничивали количество станков, на которых мог работать ремесленник, регулировали запасы сырья.
Ремесло и его организация в средневековом городе носили феодальный характер. «...Феодальной структуре землевладения соответствовала в городах корпоративная собственность (Корпоративной собственностью являлась монополия цеха на определенную специальность или профессию.), феодальная организация ремесла» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Немецкая идеология, Соч., т. 3, изд. 2, стр. 23.). Такая организация ремесла была необходимой формой развития товарного производства в средневековом городе, ибо она создавала в то время благоприятные условия для развития производительных сил. Она охраняла ремесленников от чрезмерной эксплуатации со стороны феодалов, обеспечивала существование мелких производителей при чрезвычайной узости тогдашнего рынка и содействовала развитию техники и совершенствованию навыков ремесленного труда. В период расцвета феодального способа производства цеховой строй находился в полном соответствии с той ступенью развития производительных сил, какая была достигнута в это время.
Цеховая организация охватывала все стороны жизни средневекового ремесленника. Цех являлся военной организацией, участвовавшей в охране города (сторожевая служба) и выступавшей как отдельная боевая единица городского ополчения в случае войны. Цех имел своего «святого», день которого он праздновал, свои церкви или часовни, являясь своеобразной религиозной организацией. Цех был также и организацией взаимопомощи ремесленников, обеспечивавшей за счёт вступительного взноса в цех, штрафов и других платежей помощь своим нуждающимся членам и их семьям в случае болезни или смерти члена цеха.
Борьба цехов с городским патрициатом
Борьба городов с феодальными сеньорами привела в подавляющем большинстве случаев к переходу (в той или иной степени) городского управления в руки горожан. Но не все горожане получили право принимать участие в управлении городскими делами. Борьба с феодальными сеньорами велась силами народных масс, т. е. прежде всего силами ремесленников, а пользовалась её результатами верхушка городского населения — городские домовладельцы, землевладельцы, ростовщики, богатые купцы.
Этот верхний, привилегированный слой городского населения представлял собой узкую, замкнутую группу городских богачей — наследственную городскую аристократию (на Западе эта аристократия носила обычно наименование патрициата) захватившую в свои руки все должности в городском управлении. Городская администрация, суд и финансы — всё это находилось в руках городской верхушки и использовалось в интересах богатых горожан и в ущерб интересам широких масс ремесленного населения. Особенно ярко это сказывалось в налоговой политике. В ряде городов на Западе (в Кёльне, Страсбурге, Флоренции, Милане, Лондоне и др.) представители городской верхушки, сблизившись с феодальной знатью, вместе с нею жестоко угнетали народ — ремесленников и городскую бедноту. Но, по мере того как развивалось ремесло и крепло значение цехов, ремесленники вступали в борьбу с городской аристократией за власть. Почти во всех странах средневековой Европы эта борьба (как правило, принимавшая очень острый характер и доходившая до вооружённых восстании) развернулась в XIII—XV вв. Результаты её были неодинаковы. В одних городах, в первую очередь таких, где большое развитие получила ремесленная промышленность, победили цехи (например, в Кёльне, Аусбурге, во Флоренции). В других городах, где развитие ремесла уступало торговле и ведущую роль играли купцы, цехи потерпели поражение и победителем из борьбы вышла городская верхушка (так было в Гамбурге, Любеке, Ростоке и др.).
В процессе борьбы горожан с феодалами и цехов с городским патрициатом формировалось и складывалось средневековое сословие бюргеров. Словом бюргер на Западе первоначально обозначали всех горожан (от немецкого слова «burg» — город, откуда и французский средневековый термин «bourgeois» — буржуа, горожанин). Но городское население не было единым. С одной стороны, постепенно складывался слой купцов и состоятельных ремесленников, с другой стороны — масса городского плебейства (плебса), в которую входили подмастерья, ученики, подёнщики, разорившиеся ремесленники и прочая городская беднота. В соответствии с этим слово «бюргер» утратило прежнее широкое значение и приобрело новый смысл. Бюргерами стали называть уже не просто горожан, а лишь горожан богатых и зажиточных, из которых впоследствии выросла буржуазия.
Развитие товарно-денежных отношений
Развитие товарного производства в городе и деревне обусловило, начиная с XIII в. значительное, по сравнению с предшествующим периодом, расширение торговли и рыночных связей. Как ни медленно шло развитие товарно-денежных отношений в деревне, оно всё больше подтачивало натуральное хозяйство и вовлекало в рыночный оборот всё возраставшую часть сельскохозяйственных продуктов, обмениваемых посредством торговли на изделия городского ремесла. Хотя деревня отдавала городу ещё сравнительно небольшую часть своей продукции и в значительной степени сама удовлетворяла свои потребности в ремесленных изделиях, всё же рост товарного производства в деревне был налицо. Это свидетельствовало о превращении части крестьян в товаропроизводителей и постепенном складывании внутреннего рынка.
Большую роль во внутренней и внешней торговле в Европе играли ярмарки, которые получили широкое распространение во Франции, Италии, Англии и других странах уже в XI—XII вв. На ярмарках производилась оптовая торговля такими товарами, пользующимися большим спросом, как шерсть, кожи, сукна, льняные ткани, металлы и изделия из металлов, зерно. Наиболее крупные ярмарки играли большую роль и в развитии внешней торговли. Так, на ярмарках во французском графстве Шампань в XII—XIII вв. встречались купцы из различных стран Европы — Германии, Франции, Италии, Англии, Каталонии, Чехии и Венгрии. Итальянские купцы, особенно венецианцы и генуэзцы, доставляли на шампанские ярмарки дорогие восточные товары — шелка, хлопчатобумажные ткани, ювелирные изделия и другие предметы роскоши, а также пряности (перец, корицу, имбирь, гвоздику и др.). Фламандские и флорентийские купцы привозили хорошо выделанные сукна. Купцы из Германии привозили льняные ткани, купцы из Чехии — сукна, кожи и изделия из металла; купцы из Англии — шерсть, олово, свинец и железо.
В XIII в. европейская торговля была сосредоточена в основном в двух районах. Одним из них являлось Средиземноморье, служившее связующим звеном в торговле западноевропейских стран со странами Востока. Первоначально главную роль в этой торговле играли арабские и византийские купцы, а с XII—XIII вв., особенно в связи с крестовыми походами, первенство перешло к купцам Генуи и Венеции, а также к купцам Марселя и Барселоны. Другой район европейской торговли охватывал Балтийское и Северное моря. Здесь принимали участие в торговле города всех расположенных около этих морей стран: северо-западных областей Руси (особенно Новгород, Псков и Полоцк), Северной Германии, Скандинавии, Дании, Франции, Англии и др.
Расширению торговых связей чрезвычайно мешали условия, характерные для эпохи феодализма. Владения каждого сеньора были ограждены многочисленными таможенными заставами, где с купцов взимались значительные торговые пошлины. Пошлины и всякого рода поборы взимались с купцов и при переезде через мосты, при переправе вброд через реки, при проезде по реке через владения феодала. Феодалы не останавливались и перед разбойничьими нападениями на купцов и ограблениями купеческих караванов. Феодальные порядки, господство натурального хозяйства обусловливали сравнительно незначительный объём торговли.
Тем не менее постепенный рост товарно-денежных отношений и обмена создавал возможность накопления денежных капиталов в руках у отдельных лиц, прежде всего у купцов и ростовщиков. Накоплению денежных средств содействовали также операции по обмену денег, необходимые в средние века вследствие бесконечного разнообразия монетных систем и монетных единиц, поскольку деньги чеканили не только императоры и короли, но и всякие сколько-нибудь видные сеньоры и епископы, а также крупные города. Для обмена одних денег на другие и для установления ценности той или иной монеты существовала особая профессия менял. Менялы занимались не только разменными операциями, но и переводом денег, из которого возникали кредитные операции. С этим было обычно связано и ростовщичество. Разменные операции и операции по кредиту вели к созданию специальных банкирских контор. Первые такие банкирские конторы возникли в городах Северной Италии — в Ломбардии. Поэтому слово «ломбардец» в средние века стало синонимом банкира и ростовщика. Возникшие позднее особые ссудные учреждения, производящие операции под залог вещей, стали называться ломбардами.
Крупнейшим ростовщиком в Европе была церковь. При этом самые сложные кредитные и ростовщические операции осуществляла римская курия, в которую стекались громадные денежные средства почти из всех европейских стран.
Некоторые выводы
Таким образом средневековые города явились той средой, которая сформировала предпосылки возникновения капитализма, как со стороны развития товарно-денежных отношений, так и со стороны разделения труда, прежде всего сельскохозяйственного и ремесленного, и послужила образованию нового класса лишенного собственности.
По сути, средневековый город — это своеобразная буржуазная коммуна, предтеча буржуазного способа производства, которая возникает естественным путем в рамках феодального общества.
И здесь возникает вопрос. Почему тогда, коммунистические коммуны не смогли повторить судьбу средневековых городов и раз за разом заканчивались их разложением?
Ответ довольно прост. Средневековые города возникли на более развитой базе труда и степени развития производительных сил, чем натуральное хозяйство, лежащее в основе феодального способа производства. В рамках натурального хозяйства нет того разделения труда, которое есть в основе средневековых городов. В отличии от них, коммунистические коммуны возникали не на более прогрессивной основе, а были возвратом к натуральному хозяйству и вступали с внешним миром в буржуазные отношения как менее развитое хозяйство. Что закономерно приводило к их разложению.

Использование полученных результатов к сегодняшним задачам пролетариата.

Капитализм можно представить, как паровой котел создающий давление и стимулирующий человеческие качества, основанные на потреблении и наживе и дающим выход этому давлению на собственных условиях и к собственной выгоде самоподдерживания. Представить, что в условиях этого всеобщего котла можно сформировать условия, формирующие принципиально другое давление, не представляется возможным. Однако есть возможность перенаправить выход «пара» и перехватить управление.
Если перейти от аналогии к конкретному содержанию, то оно может быть выражено в следующем.
Превращение всех продуктов и деятельностей в меновые стоимости предполагает как разложение всех прочных (исторических) отношений личной зависимости в сфере производства, так и всестороннюю зависимость производителей друг от друга. Производство каждого отдельного лица зависит от производства всех других; точно так же превращение его продукта в жизненные средства для него самого стало зависеть от потребления всех остальных. Цены — явление древнее, так же как и обмен; однако только в буржуазном обществе, в обществе свободной конкуренции, цены все больше и больше определяются издержками производства, а обмен охватывает все производственные отношения. То, что Адам Смит, вполне в духе XVIII века, относит к доисторической эпохе, к предыстории, есть, наоборот, продукт истории.
Эта взаимная зависимость производителей друг от друга выражена в постоянной необходимости обмена и в меновой стоимости как всестороннем посреднике. Экономисты выражают это таким образом. Каждый преследует свой частный интерес и только свой частный интерес, и тем самым, сам того не зная и не желая, он служит частным интересам всех, т. е. общим интересам. Суть дела не в том, что, когда каждый преследует свой частный интерес, достигается совокупность частных интересов, т. е. общий интерес. Из этой абстрактной фразы можно было бы, наоборот, сделать тот вывод, что каждый со своей стороны тормозит осуществление интереса другого, и результатом этой «войны всех против всех» является не всеобщее утверждение, а наоборот — всеобщее отрицание. Суть дела заключается, скорее, в том, что частный интерес уже сам есть общественно определенный интерес и может быть достигнут лишь при условиях, создаваемых обществом, и при помощи предоставляемых обществом средств, т. е. что он связан с воспроизводством этих условий и средств. Это — интерес частных лиц; но его содержание, как и форма и средства осуществления даны общественными условиями, независимыми от индивидов.
Взаимная и всесторонняя зависимость безразличных по отношению друг к другу индивидов образует их общественную связь. Эта общественная связь выражена в меновой стоимости, ибо только в меновой стоимости для каждого индивида его собственная деятельность или его продукт становится деятельностью или продуктом для него самого; он должен производить всеобщий продукт — меновую стоимость или меновую стоимость в ее обособленно изолированном и индивидуализированном виде, т. е. деньги. С другой стороны, та власть, которую каждый индивид осуществляет над деятельностью других или над общественными богатствами, заключается в нем как владельце меновых стоимостей, денег. Свою общественную власть, как и свою связь с обществом, индивид носит с собой в кармане.
Отсюда и общее стремление в рамках капитализма, как можно больше набить денег в карманы. В том числе и в сознании пролетариата.
Текущая задача коммунистов организовать пролетариат в пролетарское государство, способное тягаться с буржуазным государством. Современные коммунисты пытаются это сделать, ограничиваясь пропагандой и агитацией, формированием профсоюзного движения и участием в буржуазных выборах различного масштаба и толка. Результат всем известен. Не наблюдается не только организации пролетариата, но даже организации партии, которая понимала бы свою текущую задачу и была бы способна ее осуществить.
В этих условиях опыт средневековья мог бы сыграть свою положительную роль в создании островков находящихся на более высоком уровне развития, чем то, что питает капиталистический способ производства.
Что я имею ввиду?
Это прежде всего автоматизированное производство, находящееся под контролем пролетариата.
Понятно, что думать будто такое производство может осуществить группа пролетариев, это утопия, поскольку такое производство под силу только усилиям всего общества, причем далеко не каждой современной страны. Однако есть варианты решения этой задачи могущей служить одновременно и общей текущей задачи, как одной из форм ее достижения.
Для этого необходимо взять власть на уровне города пообещав горожанам гарантированный месячный доход в зависимости от степени его участия в делах города. Данный доход должен быть получен из того автоматизированного производства, вокруг которого будет строится хозяйственная деятельность города. Тем самым мы не противопоставляем свои усилия человеческой энергии генерируемой капитализмом, а перенаправляем ее в сторону естественного развития производительных сил используя ее для организации самой пролетарской массы.
Внешне такой город будет оставаться буржуазным и в рамках тех идей, которые выдаются самими буржуазными идеологами. Но его структура и фундамент будет покоиться на более развитой формации становясь предтечей коммунизма.

Ваш ответ:

Коды форума
Смайлики


Ник:    Пароль       
Отключить смайлики
Страницы: 1 2

Все время MSK

Склеить | Разбить | Закрыть | Переместить | Удалить

Новая тема | Написать ответ
Последние сообщения         
Перейти к:

Свяжитесь с нами | skunksworks.net

Copyright © skunksworks.net, 2000-2021

Разработка и техническая поддержка: skunksworks.net


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика